Школа «Колыбель Стихий»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Школа «Колыбель Стихий» » Город «Элементарий». [Окраины] » Улочки и темные переулки


Улочки и темные переулки

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

- Убью…
Тоже мне, темный мститель!
Извиваясь ужом, чтобы хоть немного ослабить хватку снова взявшейся за свое удушительницы, Этелия пыталась уже мутнеющим от недостатка воздуха сознанием здраво осмыслить ситуацию и найти хоть какой-то выход, при этом не отвлекаясь на язвительные комментарии и прогнозы того, что будет, если она отключится.
Точно! Отключиться!
Еще пару раз конвульсивно дернувшись, девушка обмякла, перестав сопротивляться и стараясь не выдать маскарада случайными телодвижениями или непроизвольной реакцией на происходящее с ее безвольной тушкой.
- Еще кто из нас дура, - вдруг, истекая ядовитыми нотками, усмехнулась вампирша в последний раз, словно тряпичную куклу, тряхнув "бессознательное" тело: Тела едва не огрызнулась в ответ, но таки сдержалась, продолжая изображать труп. - У меня бы хватило мозгов таким добром не разбрасываться.
И эта туда же! Заговор!
-Тел… ты главное, ох епт!
Мать вашу! Ну, только не включай героя! Не сейчас! Дай ей только...
Додумать Этелия не успела. Мало того, что землю тряхнуло - пусть не сильно, но когда ты валяешься на полностью состоящей из каменных колдобин земле, которые при любом удобном случае награждают не защищенное достаточными залежами жирка тельце новыми синяками, приятного мало. Так еще и вампирша подорвалась, как ужаленная, заставив Этелию "отживеть" раньше, чем она собиралась. Но, то ли вняв ее моралям, то ли впечатлившись грозной поступью Годзиллы в Сашином исполнении, клыкастая террористка не стала доканчивать начатое, с достойной уважения скоростью благоразумно свалив восвояси. Выдавив сквозь зубы облегченный стон, девушка обессиленно распласталась на земле, проклиная тот миг, когда ей в голову пришла идея отправиться погулять по этому ненормальному городу.
С трудом разлепив один глаз, Тела машинально перестроила зрачок тут же отозвавшийся приглушенным желтоватым бликом и вяло покосилась на опустившуюся на ее плечо руку. Раздраженно рыкнув, отпихнула горе-спасителя и продолжая тихонько поскуливать под нос перевела ноющую одним сплошным синяком тушку в сидячее положение. Левая рука тут же отозвалась резкой болью, заставившей пискнуть громче и обратить на нее более пристальное внимание. Не поднимаясь, Этелия отползла к стене тупика и тяжело привалившись к ней спиной, хмуро оглядела разодранную от локтя до самого запястья конечность. Стоило обратить на рану внимание и вообще вспомнить, что ее только что швыряли о камни, душили, били, как во все, что только могло чувствовать боль тут же вцепились ее немилосердные коготки. Обиженно хныкнув, слабая на любые болевые ощущения кроме сопровождающих трансформацию оборотница, сжалась в компактный комочек, стараясь пристроить саднящие конечности так, чтобы они причиняли как можно меньше дискомфорта.
- Сделай одолжение, - глухо, сквозь руки в которые уткнулось лицо с закрытыми глазами, проворчала Этелия. - В следующий раз, когда потянет на любовные похождения, выбирай  даму не желающую вскрыть тебе вены и перегрызть глотку, потому что в следующий раз я не буду настолько страдать идиотизмом, чтобы вмешиваться и отдирать вампиров от твоей шеи. Хотя, нет... Лучше просто не ори мое имя на каждом перекрестке!

0

22

-Тел, ты чего?- обеспокоенно выпалил Александр, когда девушка оттолкнула его. С выражением полного непонимания на лице, Саша на четвереньках проследовал за куда-то уползшей оборотницей. Стукнувшись носом о холодную стену и приглушенно выругавшись, юноша потирая неприятно ноющую переносицу, уселся рядом с подозрительно всхлипывающей Этелией.
- Сделай одолжение,
-Угум…- отстраненно протянул Вацовский сначала помахав перед глазами ладонью, а потом приложив кончик указательного пальца к носу и несколько раз поводив им взад-вперед.  После этого Саша попытался сморгнуть мешаю видеть поволоку. Получалось как-то не очень…
-В следующий раз, когда потянет на любовные похождения, выбирай  даму не желающую вскрыть тебе вены и перегрызть глотку…
-Чегоо?!
-…потому что в следующий раз я не буду настолько страдать идиотизмом, чтобы вмешиваться и отдирать вампиров от твоей шеи.
- Слушай, я не пон…
-Хотя, нет... Лучше просто не ори мое имя на каждом перекрестке!
-Всё сказала?..- уже полностью забив на проблемы со зрением, выдохнул Александр. Последние слова Этелии выбили из него гораздо больше сил, чем все предшествующие этому разговору события. Невидящим взором уставившись на затянутое тучами небо и подавив в себе желание точно так же в стиле Телы психануть и уйти, Саша сглатывая подступивший к горлу ком, заговорил пусть и спокойным, но все же далеко не своим обычным дружелюбным голосом.- То есть это я, поздно вечером убежал непонятно куда, шарабродился непонятно с кем и где, а после всего этого бегал от тебя по всему городу, чтобы забежав в этот тупик подвергнуться нападению непонятно чего? Да? - Эйфория наведенная вампиршей окончательно спала, перестав заглушать казалось бы бесследно испарившиеся чувства обиды, ревности и гнева.- Не орать на каждом перекрестке говоришь?.. А как по-твоему я должен себя вести? Мне что просто забывать о твоем существовании, когда ты вот так просто без всякой причины уходишь куда-то? Встретились, пообщались, провели вместе ночку-другую и разбежались, пока опять не приспичит? Я так не могу… точнее могу, но не хочу… только не с тобой… Ты же знаешь, что я терпеть не могу, когда ты так делаешь? Думаешь, мне приятно  выставлять себя на посмешище всей школе, носясь по всей колыбели за тобой? В чем дело, Тел?
Несколько раз ударившись темечком о стену, Александр опершись плечом о холодный кирпич, сел лицом к девушке. Зачем он это сделал? Непонятно, ведь все одно ему не удавалось разглядеть ничего кроме расплывчатого пятна.Может быть Саша просто хотел, чтобы Этелия посмотрела на него.
«Никак не думал, что придется затрагивать эту тему в грязном промозглом переулке на окраинах Элементраия… Если бы ты не сбежала сегодня… Мы бы пошли в наш кафетерий… я бы задобрил тебя специально заготовленным для этого подарком… то есть подарками… ты бы поняла наконец мои чувства, а теперь… Вот почему у нас вечно все никак у нормальных людей? Неужели нам не суждено быть вместе? Мы ведь не настолько разные, да Тел?»
-Нравится тебе это или нет Этелия Телье, но я люблю тебя...- Сколько силы воли понадобилось Александру, чтобы сказать это! Однако, ему было уже все равно. Тела могла злиться, могла вновь устраивать скандал, могла просто взять и уйти, но Саше было в-с-е р-а-в-н-о. Он слишком устал, чтобы играть в эти глупые игры, дальше замалчивать свои чувсвтва он не хотел и не мог... Данная оборотница всегда очень остро реагировала на подобные фразочки и Александр искренне старался "маскировать" проявление своих чувств в менее "скандалоопасные" выражения, но это было для него слишком тяжело... слишком неестевственно... Но сейчас Вацовский четко осознал, что дальше так продолжаться просто не может. Вернее он так дальше не сможет...-... Я люблю тебя и мне надоело, что ты не хочешь принимать это. Я думаю, нам давно надо было поговорить об этом... да вот только кое-кто убежал прежде времени. А я ведь специально для этого... кстати где оно?!- мнгновенно спохватившись Саша дрожащими от волнения руками начал прощупывать карман, где должна была лежать бархатная коробчка... должна была, но не лежала... Тихо зашипевший на столь неудачное стечение обстоятелься юноша, тщетно пытаясь осмотреть окружающее просторанство, попытался вспомнить, где и когда он мог потерять столь нужный предмет, даже не подозревая о том, что онный, будучи выронненым во время недавней перепалки, лежит всего в паре метров от него.

Отредактировано Александр (2012-01-08 22:51:40)

+1

23

Этелии было откровенно паршиво: все тело ныло, как будто ее пару раз шваркнули этажа так с пятого, расцарапанная рука саднила, щипала, кровоточила, чесалась, вызывая остервенелое желание пройтись по ней щеткой с жесткой щетиной, в горле першило, плюс ко всему прочему непонятно с чего начало подташнивать. Не очень стойко, но вытерпев какофонию ощущений еще минут пять, Тела начала задумываться, а не попросить ли у Саши его чудо-таблеточку, которые он носил с собой практически всегда и вряд ли за лето что-то успело измениться: парень, конечно, закатит истерику, прочитает лекцию о вреде наркотиков и прочее, прочее, но если состроить мордашку по-жалостнее и накапать слез в трогательно распахнутые глаза, тот не выдержит и сдастся - проверено. Но слабовольное желание быстро сдулось, стоило оборотнице в очередной раз напомнить себе чем такая бесхребетность закончилась в прошлый раз. Да, и ситуация была, мягко говоря, напряженная: судя по тому, что нес сейчас Александр, он до сих пор находился в некой прострации и не совсем соображал что к чему.
"-Балда, он же свято верил, что догоняет тебя и ни о каких вампиршах слыхом не слыхивал!"
Огрызнуться Этелия не успела, ибо интонация парня и выданная следом тирада полностью подтвердили слова Зверя, даже заставив оборотницу с вялым интересом приподнять голову и бликуя в скупом освещении отражающими тусклый свет глазами кинуть косой взгляд в сторону говорившего.
- То есть это я, поздно вечером убежал непонятно куда, шарабродился непонятно с кем и где, а после всего этого бегал от тебя по всему городу, чтобы забежав в этот тупик подвергнуться нападению непонятно чего? Да?
- Хм... Ну, вообще, да... С той лишь поправкой, что ты от меня бегал непонятно за кем, чтобы в этом милом романтичном месте обжиматься с какой-то швалью и безропотно подставлять горло под клыки, а карманы под загребущие ручонки! Извини, что так внезапно нагрянула и обломала кайф - можешь попробовать догнать свою ненаглядную, авось недалеко ушла! - гневно огрызнулась Этелия, временно забыв даже про боль и общее недомогание, которые, по-сути, не были таким уж смертельным - скорей раздутым и надуманными. Мрачно дослушав монолог до конца, девушка прерывисто втянула воздух сквозь сжатые зубы и тихим, но звенящим от какой-то необъяснимой злости голосом отрывисто заговорила: - Да, именно забывать. Встретились, пообщались, перепихнулись, разошлись - все. Разве мужикам нужно что-то еще? Не могу, не хочу, не с тобой... С другими можешь? Значит, и со мной когда-нибудь научишься. Тебя никто не заставляет выставлять себя на посмешище и носиться за мной, как оглашенный по школе, выставляя идиотами и себя и меня. Я тебя об этом прошу? Так что дело не в том, как веду себя я, а в том, что хочешь видеть в этом ты!
" - Замолчи..."
Домолчалась уже!
" - Ты не права. Не выворачивай все наизнанку!"
Мир и так уже перевернулся с ног на голову! Я просто пытаюсь вернуть его на место."
" - Нет, ты..."

-Нравится тебе это или нет Этелия Телье, но я люблю тебя...
- Чтооо?!
Ошалело присвистнув и оборвав себя на полуфразе, напряженно примолкла Зверь. Ощетинилась, сжалась, словно выставив какую-то незримую оборону, готовая в любой момент принять на себя самый неожиданный удар. Этелия на пару минут просто остолбенела, бестолково открывая и закрывая рот, а потом будто сорвалась с цепи. Окончательно забыв про то, что только что чувствовала себя самым больным и несчастным существом в мире и совершенно не обратив внимания на последние слова о загадочном "оно", Тела с остервенелым рыком сорвалась с места, легко вздергивая присевшего рядом парня в вертикальное положение и небрежно швыряя спиной о стену. Левая ладонь с силой врезалась в грудь, практически вдавливая парня в каменную кладку, едва различимое в полумраке улицы лицо с яростно горящими глазами и сжатыми от напряжения губами чуть опущено, чтобы не встретиться раньше времени взглядами: пока рванувшая наружу звериная сущность не отступит, снова сглаживая человеческие черты.
- Еще слово... - практически срываясь на рык, выдавила Этелия. Правая рука судорожно сжалась в кулак, раня проклюнувшимися когтями собственную ладонь. - Я могу проглотить ложь, сделать вид, что верю, даже зная правду. Но действительно ее принять меня не сможет заставить никто, так что лучше не пытайся. Не нравится так, как есть сейчас - не будет никак. И не надо меня приручать, прикармливая байками про чувства, любовь и привязанность! Проходили уже, хватит!

Офф: нунифигасебе накропала...

Отредактировано Этелия (2012-01-09 19:25:10)

0

24

Первая ответная реплика Этелии, запустила в сознании юноши механизм сопоставления её слов и личных воспоминаний. Первым и основным аргументом в пользу правоты девушки был тот факт, что ещё никогда раньше Александр не мог догнать/найти Телу, если она того действительно не хотела. Отрицать это Саша не мог, как бы ему не было паршиво от этого. Конечно, у этой проблемы было решение и имя ему стазис, но во время недавней погони юный маг ни разу не применял его, что только нагоняло подозрение о правдивости только что изложенной версии событий… Вторым совпадением сказанного и пережитого само собой всплыло осознание того, что оборотница редко пряталась от него в столь безлюдных местах. За прошедший год Вацовский весьма неплохо узнал Телу, с превеликим для себя удивлением разгадав причину столь странного поведения. «А ты идешь вся такая загадочная и одинокая в оживленном толпой месте…»- чертыхался Александр, когда девушка ускользала от него среди бесчисленных прохожих.  К тому же не забытым осталось и то, что перед нападением… Этелии?!.. ему слышался её голос, причём слышался откуда-то из-за спины, а не от той «Телы», что стояла перед ним.
-Оооой дурааак…- только и сумел подумать юноша полностью осознав, что его ученика элитной школы магии, полнокровного волшебника, наследника генов династии Вацовских обдурили, как самого обычного мальчишку.
-Да, именно забывать.- Перемены в интонациях Телы только раздували угольки нерастраченной обиды, вследствие чего, каждое сказанное ею слово только подстегивало Александра продолжить этот разговор, позабыв о том, что все это может кончится окончательным расставанием. Но и продолжать дальше в том же духе, было нельзя, иначе бы это оказалось бы простым школьным романом-интрижкой не имеющим шансов на дальнейшее развитие. Саша не хотел этого … Ему действительно была дорога эта дурында. Кому как ни ему было судить о том, что творится у неё в душе? Александр не без оснований считал себя самым близким ей человеком. «Думаешь, я не пытался?! Не получается, Тел!»
- Встретились, пообщались, перепихнулись, разошлись - все.
-Нет не всё…
-Разве мужикам нужно что-то еще?
-Да… мне нужна ты.
-Не могу, не хочу, не с тобой... С другими можешь?
-Мог…
- Значит, и со мной когда-нибудь научишься.
-Нет…
Безрезультатно пытаясь вставить хотя бы слово, Александр только убеждался в серьезности этого вечера. Все должно было решиться. От подобного эмоционального напряжения сразу как-то стало не по себе. Легкое головокружение и легкий намек на головную боль, были только предвестниками последствий данного разговора, однако Вацовскому было не до этого. Сейчас он больше всего опасался, что Тела просто возьмет и уйдет. Ни помещать, ни броситься на повторные поиски он в таком состоянии естественно не мог, следовательно, первоочередной задачей стало «Удержать её. Любой ценой».
- Чтооо?!
От этого «Чтооо», Саша чуть не сорвался на судорожный поиск оговорок, которые позволили бы смягчить следующую за подобными предупредительными восклицаниями словечками. Но нет… Пусть слушает так как есть. Этим вечером он уже пытался подвести её к этому разговору мягко, без криков и скандалов, но Тела все равно убежала… Теперь Саша просто не верил в дееспособность подобных методов. В данный момент он просто говорил, что думал и чувствовал и хотела того Этилия или нет, но ни юлить, ни лукавить у него не было совершенно никакой охоты.
Последовавшая за откровенно высказанными «опасными» мыслями реакция не сильно-то удивила Александра. Он уже привык, что Этелии свойственно проявление звериного начала при подобного рода скандалах, но все равно несмотря на это он даже не пытался сопротивляться столь жестким методам внушения. И дело было даже не в усталости. Саша даже самостоятельно вскочил на ноги, стоило когтистой ладошке сомкнуться на его шкирке.
Издав сдавленный стон, недвусмысленно намекающий на не самую приятную гамму ощущений, Александр с отстраненным взглядом уставился куда-то сковзь оборотня… Один черт, он не мог нормально видеть её, тогда какой вообще смысл пытаться славливать явно не блещущий доброжелательностью взгляд? Тем более что так было проще говорить…
- Еще слово...
-… и что тогда?- не провоцируя, но четко давая понять, что он молчать не будет, серьёзным тоном договорил Вацовский.
-Я могу проглотить ложь, сделать вид, что верю, даже зная правду.- Ты сама правду принимать не хочешь.- Но действительно ее принять меня не сможет заставить никто, так что лучше не пытайся. Не нравится так, как есть сейчас - не будет никак. И не надо меня приручать, прикармливая байками про чувства, любовь и привязанность! Проходили уже, хватит!- Нееееет! Не прошли ещё! Проходим!!!
-Дура…- едва-едва прошептал одними губами, Александр тут же прибавив уменьшительно ласкательное-… чка…
Едва поморщившись от мысли о возможных увечьях, Саша накрыл пришпилившую его к стене ладонь своей, даже не пытаясь оторвать зацепившиеся за рубашку коготки… Скорее даже наоборот… Он только сильнее прижал её…
- Тел… может хватит? Ты ведь не просто так спасла меня этой вампирши? Если бы всё было так, как ты говоришь: встретились, перепехнулись и всё, ты бы не сделала этого. И год назад ты бы не грызлась с Девил, пока я лежал без сознания в твоей комнате. И тем более просто не обращала  внимания на то что Райн пыталась вытворять со мной, ты просто дальше продолжала эпизодами врываться в мою жизнь, осталяя меня утром одного со страхом, что что-то я делаю не так. - тут Саша невольно съежился в ожидании раздирающих его глотку когтей, поскольку только что он коснулся самой больной темы в их отношениях.-  Я же чувствую это Тел… Мне не нужны твои бесчисленные маски.  Меня не волнует, что ты там пытаешься из себя изображать на людях. Можешь перед кем угодно притворяться, строить из себя язвительную, неприступную воровку, но я-то знаю, что ты не такая. И ты это знаешь. Мне нужна настоящая Этелия, а не та который ты хочешь выглядеть в глазах окружающих. Ты ведь не только парты школьные портить да дебоши устраивать любишь. Думаешь я не знаю, как ты ведешь себя, когда считаешь, что тебя никто не видит? Тел, кому угодно мозги парь, но не мне…

0

25

И снова больно, только теперь уже не физически, но ненасытная сосущая пустота в груди коробила куда ощутимее, чем разодранная и ушибленная рука. Тела слушала не поднимая головы и все отчаяннее сжимая ладошку в кулак, не обращая внимания на лезвиями впивающиеся в кожу коготки: лишь бы справиться с едва заметной дрожью, лишь бы он этого не заметил. Чуть теплые пальцы, осторожно вплетающиеся в ее собственные -  судорожно стиснутые на Сашиной рубашке, жгли, как раскаленные, вынуждая разжать хватку и отдернуть начавшую мелко подрагивать ладонь. И каждое слово, словно ртутная капля, тяжело опадающая в без того переполненный котел отчаяния и страха, каждая фраза хлещет наотмашь жестким хлыстом, заставляющим внутренне вздрагивать от ощущения новых рубцов... И девушка не выдерживает.
- Замолчи!
Мгновенно ощетинившаяся вполне реальными звериными когтями тонкая девичья ладошка метнулась в коротком замахе, в не рассуждающем стремлении обрушиться на незащищенную человеческую щеку. Или плечо, шею - куда попадет.
" - Не смей! - твердый, властный оклик Зверя на секунду отвлек Этелию и сбил с удара, но решимости явно не поубавил. - Я не позволю!"
Не лезь!
" - Прости, но иначе никак..."

Яростно взметнувшаяся рука вместо того, чтобы раскроить податливую плоть с нечеловеческой силой врезается в стену над Сашиным плечом, выплескивая вместе с этим ударом столько горечи, что она становится практически ощутимой, вязко расползающейся в воздухе, оседающей неприятной пылью на коже, лице, губах. Судорожный тяжелый вздох и Тела, наконец, поднимает голову пустыми потухшими глазами вглядываясь в решительное лицо парня. Ставшая полностью человеческой вторая ладошка со свежими, но уже начавшими подживать порезами от собственных когтей, мягко легла на щеку, но тут же соскользнула, словно испугавшись прикосновения.
- Просто сумей удержать, - голос тихий, какой-то хрипловатый, будто не ее. - Если сможешь, она станет такой, какой ты хочешь ее видеть, станет прежней. Она перестанет разрывать себя пополам. А я исчезну, гармонично вплетусь в ее основную личность, ты только сумей... Этелия боится, она слабая, хотя очень старается выглядеть сильной, поэтому не признает очевидного. Я поставила на тебя все, потому что практически уверена, что другого шанса у нас с ней не будет. Я постараюсь дать тебе возможность не отпустить ее сейчас, может быть даже сломать, но для этого мне придется ее предать, сделать больно, подтолкнуть  - я помогу, только сумей, не подведи... Конечно, я не прошу у тебя всего сразу: не здесь, не сейчас, но я тебе верю. И она тоже. Удержи.
Несколько секунд затишья и девушка будто оживает, удивлено отшатнувшись, шире распахивает глаза и коротко охнув оседает на землю от накатившей вдруг слабости. Непонимающе смотрит на собственные руки, лишившиеся весомой поддержки когтей, переводит потерянный взгляд на ошарашенного парня, диковато оглядывается вокруг...
Что ты сделала? Лия!
Тишина. Глухая стена там, где обычно звучит ехидный внутренний голосок: вторая сущность намеренно вымотала себя, чтобы иметь возможность замкнуться, отгородиться, изолироваться от другой части личности, лишив при этом их общее тело практически всех звериных преимуществ.
Как ты можешь?! Бросить меня вот так?! Вернись, сейчас же!
Неприступное, бьющее по натянутым нервам молчание и рвущие на части остатки самообладания отголоски недавних слов от которых теперь защиты не было. Даже сбежать не выйдет - тупик.
- Ерунда, - в голосе уже нет той опаляющей ярости, в нем даже твердости и уверенности нет: слабая попытка удержать последнюю линию обороны, защититься, не сдаться. - Бросаться на Девил меня заставили твои таблетки, от которых мозги размягчаются, а Райн я просто патологически на дух не переношу, поэтому позволить ей развлекаться с моими игрушками выше моего достоинства. И если бы не твоя мания преследования, наши отношения эпизодами бы и ограничились! Чего ты ещё хочешь от меня? Я такая и есть - черствая, циничная, язвительная, эгоистичная воровка! Настоящая. А не та размазня, что ты себе придумал...

Отредактировано Этелия (2012-01-10 14:46:22)

+1

26

- Замолчи!
-Не замолчу.- отрывисто прочеканил юноша поставив на кон всё без остатка. Пан или пропал- третьего не дано. Когда перед невидящими ничего кроме расплывчатых пятнен глазами промелькнуло, нечто предположительно похожее на тонкую девичью руку, Саша инстинктивно зажмурившись и чуть отвернув голову в сторону приготовился к боли от разрывающих плоть когтей…
Но этого не произошло. Удивленно приоткрыв один глаз, Александр совершенно забыв о своей временной слепоте, покосился на осыпавшуюся на плечо кирпичную крошку, после чего вновь переведя взгляд на Телу, попытался разглядеть хотя бы приблизительные контуры её лица. Непроизвольно дрогнув от неожиданно нежного прикосновения, Саша хотел было перехватить отдернувшуюся руку, но промахнулся.
Последовавшие за этим слова сбили ничего не понявшего поначалу юношу, однако, Вацовский очень быстро сообразил что к чему. Саша давно подозревал о Звере, Тела ещё в самую первую ночь после их знакомства проболталась о ней под действием таблеток. Весь последующий год, Александр пытался понять кем же собственно является вторая личность  Этелии: он даже расспрашивал других оборотней полукровок по поводу «каких-либо психологических особенностей подобного существований», перелопатил эквивалент небольшой библиотеки с целью пролить свет на ситуацию, пытался выведать что-либо у самой девушки, получая в результате такие скандалы, что этот разговор в переулке мог показаться просто мелкой бытовой ссорой, но в результате Саша так и не получил однозначного ответа на вопрос «Кем же в действительности является таинственная Зверь?». Поначалу Александр считал, что Зверь всего лишь гипертрофированное проявление звериных инстинктов, но теперь когда «это» вышло на прямой «контакт», эта теория казалась абсолютно неправильной.
-Удержу… непременно...- проговорил Вацовский не сводя подслеповатого взгляда с глаз Этелии, с трудом сдерживая желание обнять оборотницу, неизвестно что привело её в это состояние и неизвестно что может её из него вывести, а Александру очень хотелось продлить этот кратковременный диалог с той, что знала о Теле в буквальном смысле все и вся.
«И ты не понимаешь… Мне не нужна Тела, которую хочу видеть я. Мне не нужна Тела, какой она хочет себя видеть. Мне нужна она настоящая… Без притворства и самообмана. Я удержу её Зверь… Обещаю… Я не буду отпускать её до тех пор пока она не сдастся, не прекратит играть эту противную её же природе роль. Даже если она боится этого… Я… мы?... сумеем. Теперь я точно знаю это. Даже если твоя вторая полвина хочет этого, значит и ты этого хочешь… Теперь не отвертишься Тел. Куда бы ты не убежала, я найду тебя. И больше ты никуда не убежишь… по крайней мере сегодня… Спасибо тебе, Зверь…»
Еще не успев до конца «переварить» только что услышанное откровение от самого большого секрета Этелии, Саша буквально на мгновенье опоздал с тем, чтобы крепко обнять её за плечи. Бессмысленно поведя перед собой руками Александр уже было подумал, что девушка воспользовавшись его замешательством просто-напросто убежала, но раздавшийся неподалеку ох и еле различимая в темноте тонкая фигурка осевшая на земле, мгновенно сбили зародившийся страх упущенного шанса, сразу же породив новые.
-Тел с тобой всё…- обеспокоенно проговорил Вацовский судорожно водящий перед собой руками и пытаясь вспомнить принцип слепого хождения по брусчатке.
- Ерунда
Устало улыбнувшись и слушая хотелось бы верить последний порыв к отрицанию казалось бы очевидной истины, Саша очень-оооочень медленно подошел к Теле, с опаской припоминая о коварных камушках так и норовящих попасться под ногу.
-А всё таки не ударила…- возвышаясь над девушкой, задумчиво выдохнул Александр.- Тел, хватит уже.- в интонациях уже нет злобы или обиды, ну разве что совсем чуть-чуть, на смену им пришла опекающая твердость и понимание. С нетерпящей возражения резкостью, Саша снял куртку и накинув ту на хрупкие плечи, привстал на колено так и не убрав рук.- Хва-тит…- нарочито медленно шепчет юноша несильным, практически неощутимым усилием привлекая к себе Телу.
"Не убежишь... Только не сейчас"- включая свойственную всем членам семьи Вацовских упрямость, твердо решил Александр. Тела могла вновь отрастить когти, попытася применить на нем магию огня, всё что угодно- он все равно не позволит ей уйти... только не сегодня... только не этой ночью...
- Я не придумывал себе размазню. Это ты придумала себе маску стервозной оборотницы и ты знаешь, что мне она не нужна… совсем… Ты не такая, иначе бы сейчас не портила городское имущество, а просто-напросто задрала бы надоедливого любовничка с манией преследования. Я больше не буду проглатывать боль обиды, от того что ты боишься провести со мной лишний час-два. Думаешь, если не оставишь меня на утро одного случится что-то непоправимое?  Глупая…- Саша никогда ещё не произносил это слово с такой… мягкостью?, вследствие чего строгость в его голосе едва заметно дрогнула.- Тел, ведь от того, что ты не сбежишь ничего не изменится… Я все равно, буду искать встречи с тобой, я все равно буду переживать за тебя, я все равно буду бояться, что с тобой случится что-то непоправимое…
Единственное, что будет по другому, так это не будет этой глупой беготни и страха, что всё что есть между нами, есть ничто иное, как максимально быстрое и наиболее удобное для нас обоих удовлетворение физических потребностей. Ведь если это была правда, ты бы не осталась со мной прошлой ночью… Ты бы просто ушла, решив зайти в другой раз, когда у твоей игрушки не будет приступа.
  Это ведь не так, Тел… Я не волновался бы за тебя будь оно так. Ты бы не стала терпеть меня, если бы оно было так. Я знаю тебя Этелия Телье…. Все что я хочу, так это чтобы ты прекратила свои попытки убедить меня, что я ошибся. Меня ничто не сможет переубедить. Тем более теперь. 

0

27

Как же так?.. Она меня бросила... Подставила и бросила! Предала. Но... Как такое возможно?! Она - это же я! Часть меня! И предать, вот так просто... Уйти, когда так нужна... Не может быть, только не она! Как же мне?.. Что же это?...
Вопросы в панике метались в сознании, не находя ответов, ставя в тупик, раз за разом разбиваясь о глухую стену молчания и внутренней пустоты. Впервые за всю свою недолгую жизнь одиночки Этелия осталась по-настоящему одна. Нет, Зверь и раньше выкидывала подобные фокусы, отключаясь и засыпая, но тогда оборотница чувствовала ее присутствие, ее нерушимую поддержку, зная, что эта неуемная "совесть" единственное существо, которому можно верить, как себе. А сейчас она закрылась наглухо и эта стена отчуждения давила изнутри, заставляя чувствовать себя маленькой, хрупкой и беспомощной, словно фарфоровая статуэтка, которую так легко смахнуть с полки и разбить всего лишь одним неосторожным движением.
-А всё таки не ударила…
Девушка вздрогнула, за несколько секунд самокопания, совершенно забыв о причине ее столь плачевного состояния и не оборачиваясь на шорох, свидетельствующий о том, что парень стоит у нее за спиной, тихо, словно сама себе, а не огрызаясь, чтобы отстоять свои хваленые принципы, ответила:
- Я бы - ударила. Если бы... То ударила. Не рассуждая и, возможно, даже не пожалев после.
Куртка и Сашины руки на плечах оказались неожиданно тяжелыми, даже не оттого, что ее теперь одолевала отчаянная слабость, просто перед глазами помимо воли всплыла картинка распластанного на камнях тела с распоротым горлом, растерзанной щекой, в рваном ореоле кровавого пятна на брусчатке, из-за скудного света казавшегося черным... Безжизненное. Не пытаясь вырваться, девушка напряглась, сжалась в комок, не давая себе расслабиться, будто отгораживаясь от чужих прикосновений невидимым куполом: не защищающим, но и не подпускающим достаточно близко.
- Я не хочу, мне не нужна, я больше не буду... - каждое тихое, но твердое и какое-то отчаянно-решительное слово пропитано беспросветной, непонятной горечью, практически осязаемой в набрякшем сыростью, остановившемся воздухе каменного закутка. - А может быть я хочу, может быть мне нужно! Меня устраивала моя жизнь, моя беспринципность, мои заблуждения и полный иммунитет ко всему, что ранит что-либо помимо быстрозаживающего тела, пока мне на голову не свалился один благородный спаситель чужих душ. И откуда ты только взялся со своими дурацкими таблетками? Зачем вообще появился в моей жизни? Чертова Школа... Там, дома, все было легко и понятно. Я сделала себя такой, какой хотела быть, отрезала все ненужное, мешающее, доставляющее неудобства, а ты вот так вот просто, из-за каких-то своих прихотей сломал то, чего я пыталась добиться годами и теперь безжалостно пытаешься разрушить остатки. Да, я так и не смогла заставить себя стать тебе чужой, но рано или поздно я бы этого добилась. Потому что ни одно живое существо, даже наделенное разумом не идеально, непостоянно: ни к кому нельзя привязываться, строить на ком-то свой мир, потому что когда он уйдет, выбив из-под него сваи, ты останешься на покореженных руинах, без сил, без способности сопротивляться и желания восстанавливать разрушенное и тем более возводить все с нуля. А они всегда уходят - закон нашего существования.
Тела осторожно повела плечами, выныривая из полуобъятий и погодя избавляясь от заботливо накинутой куртки, слишком неуклюже для себя самой поднялась, качнулась, но взяла себя в руки и выровнялась, поймав равновесие. Голова немного кружилась, но та слабость, подогнувшая колени и заставившая ее опуститься на землю, отступила, оставив после себя опустошенность, вялость и апатию. Зябко обхватив себя руками, стараясь при этом не потревожить поврежденное предплечье, девушка сделала два медленных шага в пустоту и задрав голову бездумно уставилась на серую хмарь неба.
- Так что я тебя прошу - впервые я от тебя не требую, я прошу!- если я действительно... - она запнулась, глубоко вздохнула, медленно опуская и снова поднимая ресницы, пытаясь при этом подобрать подходящее слово, - действительно настолько важна для тебя, не разрушай то, что у меня осталось. Эти дыры я еще сумею залатать, но если позволю себе... большее... Не нужно этого, пожалуйста!

0

28

- Я бы - ударила.
-Но не ударила же.- Дальше Александр говорил с Этелий практически одновременно, мгновенно пытаясь вставить своё слово, сбить её с неверных, мешающих им мыслей. Но нет… Тела упрямо твердило своё, а Саша своё.  Наверное, она была ещё не готова принять это… А он… он просто не признавал её решение проблемы. Только не так. Только не с ней.
-Если бы... То ударила. Не рассуждая и, возможно, даже не пожалев после.
- Но и сейчас не жалеешь. В жизни нет никаких если. Не ударила и всё… Остальное не важно, Тел. Я думал, что кто как не ты должна понимать это.
-А может быть я хочу, может быть мне нужно! Меня устраивала моя жизнь.
-Тел, если не было этого может быть, я бы не приставал так… Ты сама не знаешь чего хочешь. Точнее не хочешь признавать этого. Я же вижу как тебя «ломает», от недостатка любви и нежности. Думаешь это так незаметно после двух месяцев разлуки? И тут уже никаких может быть нет… Это сильнее любого наркотика… и таблетки тут совсем не причём.  Тебя не устраивала твоя жизнь. Ты  просто хочешь так думать, потому что с виду оно так проще… Но это не так, Тел…
- И откуда ты только взялся со своими дурацкими таблетками?
-С планеты Земля, милая… Из России-матушки… Мы там все такие... чудики…
-Зачем вообще появился в моей жизни?
- Не знаю… Может это судьба? Может… так надо? Может просто потому, что кто-то должен был увидеть тебя настоящую? Кто ж мог подумать, что так оно все обернется?
-Чертова Школа... Там, дома, все было легко и понятно.
-Да… там дома все было просто… Но я все равно не жалею о том, что тот дурацкий голубь постучал в моё окно… Ведь тогда бы я не встретил тебя… Ты бы так и продолжала обманывать себя, все больше и больше запираясь от окружающего мира, под слоем своих фальшивых масок.
-…ты вот так вот просто, из-за каких-то своих прихотей сломал то, чего я пыталась добиться годами и теперь безжалостно пытаешься разрушить остатки.
- Без жалости- да. Я не жалею о твоем неправдоподобном образе, потому что когда ты приходишь ко мне нежданно- негаданно, ты не притворяешься… Я не хочу по утру натыкаться на него… Я хочу просто встретив тебя в коридоре вновь прочитать доброту и нежность в твоём взгляде, а не похоть или циничное отрицание.
- Да, я так и не смогла заставить себя стать тебе чужой, но рано или поздно я бы этого добилась.
-Нет, Тел. Не добилась… Иначе за эти два месяца ты бы стала мне совсем чужой. Ты бы нашла себе новую игрушку и позабыла бы обо мне. Наверное, ты бы просто не вернулась в эту школу. Но я не игрушка Тел… И ты не кукловод, ты всего лишь потерявшаяся девочка, которой не повезло встретить по настоящему добрых людей. Вот и всё… Я нужен тебе Тел, а ты нужна мне. Вот и все… Почему ты не хочешь понять этого?
Последующие слова Саша просто пропустил мимо ушей, даже не пытаясь парировать их… Они просто не имели смысла. Вацовский просто не знал что ответить на это. Изложенная Телой концепция противоречила всему его миропониманию. Он просто не мог даже принять того, что Этелия все ещё может говорить такое.
-Наверное… год это слишком маленький срок… Боже, прошу, помоги мне разубедить её! Пожалуйста! Разве это так много? Это всё что нам нужно для нормального, полноценного счастья, пожалуйста Господи. - искренне от чистого сердца вознеся молитву всем известным ему Богам Саша с сожалением обнаружил, что чуда не свершилось и Тела не только не прильнула к нему в отчаянном порыве осознания своих ошибок, но даже наоборот предпринимает очередные попытки рецидива, заставив Александра разочароваться в решении проблем их отношений путем божественного вмешательства.
С не слышимым даже оборотническому уху бурчанием подняв из грязи сброшенную куртку,  Александр не стал одевать её просто повесив на локоть,  упрямо намереваясь закутать отошедшую Этелию снова. Немного пошарив по земле рукой с целью поиска дополнительной опоры для вставания на ноги, Саша удивленно присвистнув поднял с земли утерянную казалось бы навсегда коробочку.
-И все таки Боже… ты есть…- с довольной улыбкой подумал Вацоский пряча незамысловатый предмет так и не состоявшегося подкупа в один из внутренних карманов куртки.
- Так что я тебя прошу - впервые я от тебя не требую, я прошу!
Так и замерев на пол пути ко вставанию, Саша напрягся приготовившись что сейчас он наконец-таки услышит, то ради чего и был затеян этот сыр-бор. То чего он хотел услышать, то ради чего Зверь пошла на казалось бы невозможный поступок, то что должно было кардинально изменить жизнь Этелии, изменить их жизнь. Но тут же зародился и страх. В сотую долю микросекунды Александр представил, как девушка бросив на последок последнюю просьбу не искать её, уйдет навсегда… не вернется в школу… даже не оставит никаких следов… просто возьмет и исчезнет… Дыхание мгновенно перебило, сердце забилось в бешеном ритме уже нагоняя в кровь немыслимые дозы адреналина.
-если я действительно...
-Ну… Тел… Пожалуйста… умоляю… Дьявол, если ты меня слышишь, пожалуйста… Я на все согласен, лишь бы она... 
-действительно настолько важна для тебя, не разрушай то, что у меня осталось. Эти дыры я еще сумею залатать, но если позволю себе... большее... Не нужно этого, пожалуйста!
Нет… Сегодня явно творилось что-то непонятное, ибо даже темные силы упорно отказывались приходить на столь отчаянный призыв к довольно таки выгодной сделке…. Тут поневоле задумаешься о действительном существовании сверхъестественных сил… точнее о их не существовании.
Как бы то ни было Александр не думал сейчас ни о Боге, ни о Дьяволе… Он просто оказался за спиной девушки, когда отзвуки её слов ещё не затихли в темных уголках этого проклятого тупичка. Не считаясь с рекацией Этелии Саши быстрыми, но отнюдь не грубыми движениями обнял обортницу за талию, сведя кисти рук на её животе в крепком «замке». Лишь на мгновение забывшись и позволив себе просто ткнуться носов в мокрые от дождя волосы, Вацовский мягко коснулся губами её затылка, пытаясь не только удержать, но и пробудить в ней те чувства что каждый заставляли её возвращаться.
Тихо и нежно Александр зашептал прямо над ухом Этелии, пытаясь добиться зеркального повторения, событий прошлой ночи… Тогда они стояли точно так же, но только в его комнате, и тогда все было… правильно… Поэтому Саша и надеялся, что проделав это все вновь станет так как надо и Тела все-таки «оттает», перестав хвататься за осколки уже давно давшей трещину маске.
- Нет…
Я… не могу… Помнишь наше знакомство?.. Помнишь нашу первую ночь?
Тогда я обещал тебе, что никогда не оставлю тебя… Я обещал, что ты никогда не будешь плакать… Сегодня, я не сумел сдержать второго обещания… Если я дорог тебе, тогда и ты не заставляй меня нарушить первое… Это всё что у меня осталось, Тел… Прости меня… Прости, что я ворвался в твою жизнь, но теперь этого не изменить… Я не могу сделать того, что ты просишь… Правда… Я люблю тебя и поэтому не могу… Прости…
Я готов сделать всё ради тебя, но то что ты хочешь… Тогда ты опять будешь одна… одна в этом холодном, злом, неприветливом мире, в котором ты выросла…
А я ведь клялся тебе, что больше никогда не вернешься в него…
Прости Тел, я не могу… Я всю свою жизнь готов отдать за один удар твоего сердца (с)... Но оставить... забыть... отпустить... Уж лучше просто убей... Так будет легче и тебе и мне... Избавь себя от излишних страданий, сломай ненормальную игрушку и найди новую... Никто не заподозрит тебя, вряд ли мое тело даже найдут... Но знай, я и после смерти не отпущу тебя... Ты моя и ни ты, ни Бог, ни Дьявол не изменят этого... Я не отпущу тебя Этелия Телье, ни за что на свете... Давай уйдем отсюда, я боюсь что даже оборотнические гены не спасут тебя от простуды в такую погоду, да и райончик насколько я помню не благополучный...
Что думаешь Тел, в нашем распоряжении вся ночь и целый город...
Я могу показать тебе все то от чего ты сбегала по утрам весь прошлый год...
Может хватит убегать? 

0

29

Этелия молча дослушала, даже не пытаясь перебить, потому что перекрикивать или обрывать ни сил ни желания не было. Зато хотелось закрыть глаза и провалиться в сон без сновидений: и лучше бы после него вообще не проснуться... Снова свернувшись шипастым шариком со слишком хрупкими колючками, не способными защитить хозяйку, Тела боязливо втянула голову в плечи, пытаясь увернуться от коснувшихся волос губ.
- Любишь, говоришь? - после минутной паузы едва шевеля губами, глухо откликнулась она. Стараясь при этом не шевелиться, чтобы осторожные и слишком волнующие прикосновения ощущались как можно меньше. Чтобы захлестывающие, помутняющие рассудок чувства и эмоции не дали сорваться в истерику, которую уже некому будет подавить. Как ты могла, Лия... - А, может, просто жалеешь? Ты не задумывался почему, вдруг, какая-то неуравновешенная, невменяемая и полностью абсурдная со всех точек зрения оборотница так привязала к себе? Слишком сердобольный и жертвенный... Ты надумал себе, что я нуждаюсь в спасении и рьяно взялся за осуществление гениального плана, тут же поверив в еще одно собственное заблуждение, что в стремлении защищать тобой движет нечто более возвышенное, чем просто гипертрофированное чувство благородства. А на деле ты просто добьешься того, что я построю себе розовый хрустальный замок, через стенки которого все вокруг кажутся ходячими добродетелями, наставишь на путь "истинный" и уйдешь искать другую несчастную, нуждающуюся в твоих прочувствованных речах, потому что с этой "спасенной" ты потеряешь цель и свои стремления. И как тогда прикажешь из стеклянных осколков снова строить крепость?
Девушка рваным движением извернулась в кольце рук и с отчаянной решимостью вскинула подбородок, чтобы не таясь заглянуть парню в лицо. Чуть испуганно, пряча грусть на дне померкших, с обычным человеческим зрачком глаз, трусливо прикрывая прямой взгляд ресницами. Ладошки немного помедлив неловко уперлись Саше в грудь, пусть и не будучи серьезной преградой, но будто предупреждая, что сокращать расстояние они не дадут.
- И вообще, что ты подразумеваешь под этой своей любовью? Прикосновение души? Это невозможно. Душа - это нечто чистое, нежное, не оскверненное, она неприкосновенна. Именно поэтому создатели заключили ее в непроницаемую материальную оболочку - наше тело. Порочную, грешную, ненасытную, принимающую на себя всю грязь этого мира, чтобы она не смогла выплеснуться на самое сокровенное. И оно, наше тело, хорошо несет свою службу, прочно запирая наше безупречное начало за семью замками, чтобы вездесущие щупальца растления не смогли просочиться внутрь. Но и вырваться душе наружу, чтобы хотя бы коснуться, оно тоже не дает - пока оболочка жива... Возможно, где-то там за границей нашей обыденной жизни, когда бессмертный дух стряхнет с себя эти цепи, где-то, где ему нет нужды прятаться - души воссоединяются. Возможно, наша жизнь это всего лишь прелюдия, репетиция того, что зовется настоящей жизнью, а не земным существованием. Возможно, именно там такое понятие, как любовь, единение, настоящее прикосновение реально и сейчас мы дышим для того, чтобы после не терять драгоценных минут вечности на поиски. Возможно... А здесь, сейчас, так - нет. Мы сами придумали наши чувства. Обозвали похоть и желание - страстью, всплеск гормонов - влюбленностью, привычку и привязанность - способностью дорожить, страх одиночества - желанием быть ближе. И собрав все по кусочкам мы получили это красивое, но пустое слово - любовь. Мы обманываем сами себя и настолько верим в свою ложь, что делаем ее реальной! А на самом деле ничего этого нет... Это тело способно потакать только своим прихотям, оно не может испытывать того, что мы пытаемся ему навязать. Это может душа, но она заперта и освободить ее можно только одним способом... Зачем же страдать из-за того, чего не существует? Нужно жить и наслаждаться этой жизнью, выжать из нее все сполна, чтобы потом было не жаль с ней расстаться ради той, другой - более яркой, более насыщенной, вечной.
Устало опущенная голова, тихий выдох и робкая попытка высвободиться из окольцевавших талию рук:
- Пусти меня.

0

30

Наконец серо-белесый туман мещающий Александру видеть начал потихоньку рассеиваться, сначала расплывшись яркими пульсирующими кругами, а потом и вовсе развеявшись в противных мошек мельтешащих перед глазами. Как часто мы не осознаем того что зрение есть ничто иное, как самый главный орган восприятия человека? Наверное, понять это в полной мере можно только прочувствовав его полную утрату или же как в случае с Вацовскиим, временное помутнение. Как бы то ни было, Саша впервые сумел осмотреть данное место, без воздействия эмпатии мешающего адекватной оценке ситуации.  И надо сказать увиденное ему очень не понравилось…
Нет он конечно понимал, что решившая общипать его карманы вампирша не стала бы заводить своею жертву в чистый опрятненький уголочек, где она имела бы привилегию провести время ограбления с максимальным для неё комфортом… Но всё же… В общем тупичок Саше совсем не понравился. Да ещё эта противная морось мгновенно пропитавшая многострадальную рубашку насквозь…
- Любишь, говоришь?
- Да, люблю.- тихо ответил юноша, с неимоверным трудом перебарывая желание разомкнуть объятия не отпускающие Этелию и почесать слезящиеся от возвращения к нормальной работе глаза.
Стараясь не делать лишних движений, чтобы не спугнуть, не убегающую, но раскрывающую душу Этелию, Саша слушал, пытаясь определись, кто перед ним: остатки той циничной неправдоподобной маски нежелающей отпускать вжившуюся в роль девушку или же та самая Тела Телье, чистая, искренняя… любящая?.. наконец набравшаяся сил чтобы высказать свои самые сокровенные страхи и опасения.
-Так вот оно что… Значит ты боишься…. Боишься что я брошу тебя, вернув тебе способность верить…- Как ни странно, но слова девушки заставили Сашу призадуматься.- А может, это правда? Может… Нет! Нет!!! Нет, нет и ещё раз нет! Ладно, она все ещё не может принять правду, но ты-то Вацовский с ума не сходи! Оставить тебя… Какой бы тогда был во всем этом смысл. Нет, Тела, даже не пытайся. Я всё равно не оступлюсь. Не отступлюсь, не отпущу и не оставлю. Мне не нужно чтобы ты доверяла всем подряд, просто стань собой, я ведь не так много прошу, правда?
Неверно поняв разворот оборотницы, Александр попытался привлечь её к себе, с опасением очередной попытки рецидива обнаружив мешающие сближению упершиеся в грудь руки.  Даже и не думая ослабить объятья, юноша с неподдельным удивлением встретился глазами с заговорившей о не совсем понятных поначалу материях девушкой. Саша не пытался прервать или перебить Этелию, попросту засмотревшись на неё. Слишком долго он гонялся за этим моментом, слишком долго он не имел возможности заглянуть в эти глаза. Теперь морок наведенной вампиресой казался каким-то совсем уж нелепым. Каааак? Кааааак, я мог повестись на это?! Ведь не могла эта кровососка спроецировать и десятой доли её очарования!
С трудом улавливая нить разговора, Александр так и не нашел в себе силы отвести взгляд в сторону, более того он боялся даже сморгнуть все ещё зудящее веко из опасения, что Тела растает как давнишний морок, оставив его одного с очередным рубцом на сердце от повторившейся утраты.
   - Пусти меня.
-Нет.- непреклонно отвечает Вацовский, несильно прижимая собравшуюся было отстраниться девушку.
Медленно, так чтобы обротница не почувствовала разомкнувшегося захвата, Александра поднял едва не касаясь её спины положил кисти на затылок Этелии, нежно и мягко направляя голову таким образом, чтобы у неё не было никаких шансов отвести лицо в сторону. Все что могла Тела в таком положении так это опустить веки, но тут ей вполне мог помешать тяжелый волевой взгляд, покрасневших от недавних событий глаз.
- А теперь слушай, внимательно и не перебивай, пожалуйста. Если что не понятно, могу повторить и даже разъяснить, ты только выслушай, ладно?
Я полюбил тебя такую, какая ты есть, и мне абсолютно не важно, что всё это противоречит твоему желанию обмануть окружающих людей, с целью внушить им мысль будто ты наглая, циничная и… какие ты там себе ещё образы напридумывала?
Я не знаю, что есть душа и что ждет нас после смерти, да меня это не сильно-то и интересует. Для меня главное чтобы здесь и сейчас ты была рядом, и чтобы  никто и ничто не угрожало тебе и твоей жизни. Поняла? Я боюсь за тебя, Тел. Боюсь, потому что если с тобой что-то случится, то я не смогу простить себе этого, понимаешь? 
В этом году я пошел в колыбель исключительно потому, что здесь будешь ты и я не хочу чтобы то, что здесь творится хоть как-то задела тебя. Именно поэтому я так желаю, чтобы ты перестала исчезать неизвестно куда, обрывая все известные и неизвестные мне контакты. После муёльнира и того что произошло в мае, не было дня чтобы меня не донимали предположения повторения подобного и страх о том, что будет с тобой в этом случае. Я жажду оказаться рядом с тобой, в случае очередного кризиса именно поэтому я пытаюсь, чтобы ты поняла всю серьезность ситуации Тел.
Запомни раз и до чертиков навсегда. Я никогда не оставлю тебя. Пока ты находишь для себя поводы, чтобы вернуться ко мне, я не отвернусь от тебя. Я всего лишь прошу тебя не покидать меня так как это ты делаешь сейчас. И не надо бегать от меня по всей школе. И в город от меня тоже не надо сбегать. Тел, я ведь упрямый… Ты знаешь… Я ведь не поленюсь найти способ отслеживать тебя, куда бы ты не пошла. Но я не хочу ограничивать свободу, поскольку понимаю как много она значит для тебя, но Тел… Получить пару десятков дополнительных занятий для освоения биолокации дело нехитрое.
Я в первый и в последний раз предупреждаю тебя. Не вынуждай меня предпринимать более серьезных мер нежели простая беготня по пришкольной территории и бесчисленные попытки прозвона. Ведь если ты просто ответишь на мой звонок ничего страшного не случится, правда? Я всего лишь хочу знать все ли с тобой в порядке и где ты, но вместо этого трачу кучу времени на бесполезную беготню и выслушивание, что такой-то абонент находится вне зоны доступа сети.
А теперь ответь. Ты поняла, чего я прошу от тебя? Мне идти завтра к Вестроку с заявлением на освоение дополнительной способности или ты согласна перестать вести себя как с каким-то хахалем непонятно откуда?
Прежде чем ответить, предупреждаю тебя, что мы находимся в не самом благоприятном районе, нахождение в котором нам запрещено по уставу школы… Да и мало ли тут кого пострашнее полицейского патруля ошивается? И если ты помни, то через несколько часов начнется комендантский час, а пробраться через забор ни ты, ни я в таком состоянии незамеченными не сможем. Плюс погода как ты могла заметить не самая лучшая… В общем, я думаю, что нам пора вернуться в школу, если тебе нужно время чтобы ответить на вопросы, то я не тороплю. Можешь подумать над этим Тел, в любом случае даже не надейся, что я отстану от тебя. Тем более теперь.

Улыбнувшись от сброшенного с души гнета, Александр практически невесомо прикоснувшись губами к холодной щеке, уткнулся лбом в хрупкое плечико не в силах более сдерживать дрожь в голосе и волнения охватившего его ещё в самом начале монолога.
-Побудь со мной ещё немного, Тел?  Твоя непутевая игрушка соскучилась по своей хозяйке… Я два месяца даже письмо написать тебе не мог, потому что ты сбежала не оставив никаких контактов. Знаешь, как я волновался, что ты на второй год не пойдешь?  Меня ведь отпускать не хотели… Совсем… Видишь как мне без тебя плохо? Не уходи сейчас никуда… Я ведь столько всего тебе приготовил, а ты просто взяла и ушла. Не делай так больше, Тел. Мне ещё столько тебе сказать надо…

0

31

Соврать. Наплести побольше небылиц, навешать гроздья лапши на уши, наобещать исполнения любых прихотей! Лишь бы... мне нужно остаться одной. Чтобы разобраться, подумать, понять, в конце концов! Одной... Совсем. Лия, черт возьми, как ты могла?!
После категоричного "нет", Этелия по привычке рванулась сильнее, пытаясь, как обычно, взять напором, раз слова не помогают, но тут же поникла в очередной раз за этот неправильный вечер осознав насколько без Зверя она беспомощна. И изнутри и снаружи.
Упрямо поджав губы, девушка чуть опустила ресницы, спасаясь от прямого взгляда в упор и бездумно сверля глазами особенно густой мазок тени где-то в районе Сашиного воротника. Не перебивая, выслушала, скрупулезно обдумывая и оценивая каждое слово, стараясь тем самым хоть как-то задушить рвущие на части эмоции и вернуть сознанию хотя бы относительную здравость и холодность. Без занудной совести, воплощавшейся в ворчливом голосе Лии, выходило не очень. Но за словами в карман она не лезла никогда, поэтому решительно вскинув подбородок и добавив в предательски срывающийся голос как можно больше жесткости, заговорила:
- Слишком многого просишь. Ты хочешь, чтобы я перестала отрицать свою привязанность к тебе? Хорошо. Тем более, что смысла в этом я больше не вижу. Но заставить меня измениться... Нет, прости. Делай что хочешь, но я все равно буду уходить, исчезать, пропадать, потому что мне это нужно. Потому что я - одиночка и мне необходимо бывать наедине с собой именно тогда, когда этого хочется. И я буду скандалить, вести себя нелогично, глупо, вызывающе, нарываться на неприятности и хамить окружающим, отрицать всякие правила и не подчиняться любому совету, что хоть отдаленно напоминает приказ, потому что иначе это буду не я! Да, я бываю... такой, какой ты меня описал, но это лишь малая часть, лишь одно из отражений личности. Не все, что ты считаешь масками таковыми является. А теперь, прежде чем пытаться меня приручить, подумай, надо ли оно тебе, упрямый ты мой? Сможешь ли ты дать мне обещанную свободу, не переступая при этом через себя?
Теплые губы на щеке, доверчиво уткнувшаяся в усталое плечо голова, чуть подрагивающий голос и Тела сдалась: поколебавшись, расслабилась, перестав упираться ладошками в грудь. Высвободив, оказавшиеся зажатыми руки и поморщившись от тут же стрельнувшей в задетое предплечье боли, заплела пальчики левой руки в русые пряди и устало опустив веки, вздохнула:
- Вернемся в Школу. Слишком много событий и информации для одного дня... Нужно выпить. Иначе, у меня голова просто взорвется. А для того сколько я собираюсь выпить, желательно спокойное местечко, дабы не нарваться снова и не огрести по уже пострадавшей шее. Да, и по остальным частям тела тоже...

0

32

- Слишком многого просишь.
-А ты мало?
-Ты хочешь, чтобы я перестала отрицать свою привязанность к тебе?
-Да. И причем не только когда мы одни.
-Хорошо. Тем более, что смысла в этом я больше не вижу.
-А его и не было, Тел. Его с самого начала не было.
-Но заставить меня измениться... Нет, прости.
-И ты меня, за то что не могу заставить... пока не могу...
-Делай что хочешь, но я все равно буду уходить, исчезать, пропадать, потому что мне это нужно. Потому что я - одиночка и мне необходимо бывать наедине с собой именно тогда, когда этого хочется.
-Но ведь я и не против… Я ведь прошу хотя бы на один телефонный звонок ответить! Хотя бы на один… для начала…
-И я буду скандалить, вести себя нелогично, глупо, вызывающе, нарываться на неприятности и хамить окружающим, отрицать всякие правила и не подчиняться любому совету, что хоть отдаленно напоминает приказ, потому что иначе это буду не я! Да, я бываю... такой, какой ты меня описал, но это лишь малая часть, лишь одно из отражений личности. Не все, что ты считаешь масками таковыми является.
- Я всё это знаю, Тел… Но и меньше переживать от осознания этого у меня не получается. И что нам теперь делать? Тупик? Я не верю, наверняка есть какой-нибудь компромисс. Не настолько же мы разные… правда?..
-А теперь, прежде чем пытаться меня приручить, подумай, надо ли оно тебе, упрямый ты мой?
- Не мне… нам! Больше нет меня или тебя… есть мы! И это надо нам! И я не пытаюсь тебя приручить. Я всего лишь хочу быть рядом, ну или  хотя бы знать что с тобой все в порядке. Неужели это так много, Тел?
-Сможешь ли ты дать мне обещанную свободу, не переступая при этом через себя?
Если до сего момента, Саша хоть как-то мысленно парировал слова Этелии, готовя очередную порцию ответных реплик, то после последнего вопроса все его «заготовки» развеялись прахом, подобно смытому прибрежной волной песчаному замку.
Он так и не смог ответить на него… Даже себе… Александр действительно был готов ради этой непостоянной оборотницы на многое… на очень и очень многое. Но что она понимала под «обещанной свободой»? То, что он безропотно должен принимать эти беспричинные побеги, заглушая тревогу за неё? Нет… Саша не обещал этого, иначе он бы перестал быть самим собой, как бы Тела перестала быть Телой без своих вечных мимолетных капризов и ветрености.
Благо девушка перестала ломать трагедию, вновь приоткрыв заслон из цинизма и отрицания, вовремя уступив, позволив сделать небольшую паузу, так необходимую им обоим… потому что Вацовский не был в состоянии «дотянуть» этот разговор в требуемой для успешного исхода серьезной манере. Этелия была права: всего этого было слишком много для одного вечера. Ах, если бы ты дотерпела и не убежала сегодня, Тел… Все бы было по другому… Совсем по другому… Мы бы смогли… Я и зверь… у нас бы все получилось… если бы ты хоть немного потерпела…
- Насколько я помню у кого-то в комнате бутылочка кой-какая завалялась…-с благодарностью ослабив объятья, шепнул  Александр оборотнице так вовремя уставшей от этого разговора. Воспользовавшись случаем, так кстати позволившим поцеловать Этелию в ушко, а потом в щеку, и в подбородок,  Саша плавно опустил руки и отступил всего на полшага, чтобы иметь возможность в последний раз оглядеть этот жалкий закоулок, не дергая при этом девушку, дав ей тем самым мимолетные секунды так называемой «свободы».
- Слушай, а не твой ли это фотик в луже валяется?..- задумчиво хмыкнув, протянул юноша, озадаченно приподнимая за ремешок, на первый взгляд не сильно-то пострадавший при падении аппарат.
«Вряд ли Тела оставит его здесь, будь это действительно её зеркалка … А если это и не её вещица… то расценим это как знак свыше и примем сей подарок, без лишних препинаний!»- повинуясь несгибаемости собственной логики, исключающей всяческую возможность неправильных с точки зрения морали поступков, Александр ещё до того как получить ответ быстро перекинул через плечо многострадальную электронику, после чего со словами: «Даже и не думай отпираться. Заболеешь, я от тебя тогда вообще не отстану.»- предпринял очередную попытку накинуть куртку на девичьи плечи.
Аккуратно, словно бы боясь спугнуть, Саша приобнял Телу за талию и мягко направил её, стараясь как можно подробнее вспомнить маршрут по которому его завела сюда вампиресса… Получалась как-то не очень…
Вот и состоялся наконец таки тот самый разговор, ради успешного завершения которого Александр Николаевич Вацовский во время летних каникул ездил аж за пятьдесят километров от родного дома, чтобы отыскать и приобрести то, что лежало в бархатной коробочке, что теперь покоилась в одном из внутренних карманов его куртки…
И в результате «то самое» на что рассчитывал юноша ему совсем не пригодилось. Мда… Не так он представлял себе все это… совсем не так…  А ведь им ещё предстояло добраться до школы из самого опасного района Элементария!
Покрепче приобняв Телу, Саша с не имеющей никаких оснований уверенностью двинулся в неизвестном направлении, надеясь что удача все ещё не покинула его и они в кои-то веки смогут вернуться в колыбель без приключений.

» Школа «Колыбель Стихий» Столовая

Отредактировано Александр (2012-01-15 00:45:33)

0

33

Благо Саша ничего на ее тираду не ответил, иначе бы, пожалуй, терпение у оборотницы лопнуло и она сорвавшись в истерику опять смоталась куда глаза глядят, лишь бы подальше и по безлюднее. Попыталась бы, по крайней мере. Потому что без поддержки звериной сущности у нее уже постыдно дрожали коленки от усталости, одним сплошным ушибом ныло тело, плюс ко всему прочему, стоило девушке остыть после бешеного преследования по улицам города и последующей драки, как ее начал пробирать озноб, чему немало способствовала сеющая шелуха непонятной мги, казалось бы пробирающая до костей. Мягко улыбнувшись в ответ на осторожные прикосновения, Тела тихо хмыкнула и благодарно вскинув глаза на парня за приятно прикрывшую озябшие плечи куртку, окинула его оценивающим взглядом.
- И даже не одна... Так что будет чем согреться нам обоим, потому что ты в своей просвечивающейся насквозь рубашке имеешь куда больше шансов загреметь в медпункт с воспалением легких, - неодобрительно смерив взглядом вышеупомянутый предмет гардероба, Этелия перевела глаза на пострадавшую во имя правды технику и без особого сожаления пожала плечами. - Мой фотик. Хана ему, наверное... Знатно о камушки шандарахнуло - не до нежностей тогда как-то было.
Боязливо пристроившиеся на ее талии руки заставили девушку невольно улыбнуться и вопреки ожиданиям парня доверчиво прижаться к его боку: во-первых, так теплее, а во-вторых, надо пользоваться моментом, пока в мозгах не переклинило и она опять не передумала.
На ходу поудобнее кутаясь в куртку, Тела привычными, уже затверженными до автоматизма движениями заточенных под это дело пальчиков, прощупывала одежку, даже не осознавая и не откладывая в памяти сам факт подобных действий. Пока ладонь не нашарила во внутреннем кармане нечто весьма занятное, наощупь не определяемое, но, очевидно, весьма интересное. Сознание переключилось моментально, обрабатывая информацию и продумывая дальнейший шаг, который оказался вполне очевидным... Не имея на данный момент возможности незаметно проверить содержимое выуженной из кармана весьма интригующей коробочки, Тела не долго думая, сунула ее в карман собственной ветровки, оставив на потом разработку плана по возвращению имущества владельцу.
Ладно, отвернется - проверю что там, а случай подкинуть обратно, думаю, представится. Теперь бы вспомнить какими маршрутами та шальная нас сюда вела...
Цепко оглядываясь по сторонам изрядно сдавшим в своей чуткости зрением и выуживая из памяти приметные ориентиры, заботливо отложенные там как раз для обратной дороги, Этелия представила сколько придется топать на своих двоих до общаги и обреченно вздохнув вместе со своим провожатым окунулась в полумрак улиц.

-----> Южная башня, Комната №1-Д

Отредактировано Этелия (2012-01-15 14:43:24)

0


Вы здесь » Школа «Колыбель Стихий» » Город «Элементарий». [Окраины] » Улочки и темные переулки