Школа «Колыбель Стихий»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Школа «Колыбель Стихий» » Исторические метки » Непочатое книгохранилище или маленький человек в большой библиотеке


Непочатое книгохранилище или маленький человек в большой библиотеке

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время и место действия: середина октября
Действующие лица: Charly, Ryu;
Прошлое или будущие: прошлое;
Предыстория: Когда белый кролик привел Чарли в школу, первое, что заинтересовало жадного до знаний карлика, после вступления в должность - Библиотека.

Отредактировано Charly Charly (2011-06-01 00:04:12)

0

2

Только пару дней назад будущее не предвещало ничего, кроме пары бутылок пива на сон грядущий, да новой-старой, ни раз читаной книги, про ни раз исследованные материи. Может чуточку телевизионной солянки, посыпанной приправами эгоистичного ужина одиночки, да унылый пейзаж на исписанные граффити стены дома напротив.
Ну, а чего жаловаться-то, если именно так, но никак иначе прошли все сорок два? Ну конечно, разнообразие было, пока многогранные науки не наскучили, превратившись в обыденность и повторения пройденного. Многотомные тома однообразных знаний, пропитанные монотонными днями из липких часов, монохромных минут, да назойливых тиканьем секунд.
.
Куда уж глубже, в пучину полноценной, всепоглощающей скукотени? В давно минувшие дни отчаяние самозарылось в единоличную могилу, а дела дней насущных походили друг на друга, как близнецы, слившиеся в никому ни ведомом Сиаме, изо дня в день отмеряя расстояние от первых криков до предсмертных хрипов.
Как не старался выбраться, хорошо получалось только закопаться поглубже, в одиночную камеру прозябания. Скажите еще, что он не был расположен к общению. Пытался раз за разом: располагать, помогать, знакомиться, тусить, подносить, но не унижаясь, ничего не получалось, а унижаться – нет уж, увольте, мал, не значит беден и труслив.
.
Кто бы мог подумать, помыслить, да, черт возьми, такое во снах то снится кому угодно, только не карлику – раз-два, и оказался прямо в Мире папеньки. Тот нибусь и слыхом не слыхивал, что его невезучий, подросший сперматозоид, удостоился чести завхоза в школе Магов.
Куда уж ему, у него там сын, и женушка, идиллия и вообще – зашибись, расшибись, и все на ровном месте, зависнув в воздушном-бездушном.
Хотя, какая теперь разница? Какое вообще кому теперь дело?
За все сорок два было ровно два друга, и то переумерли.
.
Может, а если честнее, то совершенно точно, карлика так и распирало написать письмо, похвастаться, дать повод хоть раз за него порадоваться.
Куда там, было бы кому писать – Единственный и Неповторимый Котони помер в семьдесят два, на собственной постели, оставив другу-карлику лишь след из воспоминаний. Целых три года радости, интереса и жизни, сводившихся к общению с чудаковатым, разносторонне образованным стариком.
След этот карлик хранил намного бережнее самых распрекрасных богатств, самых расблестящих бирюлек и красот – у него был друг.
.
Еще раньше, у него был Сэмми. Старина Сэмми учил играть Чарли в футбол. Поправка, он пытался учить Чарли футболить, хотя все чаще карлик катился далеко впереди мяча. Старина Сэмми обменивался байками на мороженко за счет Чарли. Старина Сэмми катал на велосипеде, много смеялся, во всю плескался на купаниях, и так много болтал, без умолку, прямо тараторил, что слушай-заслушайся. В салки играли, тридцатилетний карлик во всю бежал, а друг его во всю поддавался.
Все было чудесно, если бы не хищница речка, заглотившая друга без остатка. Чарли, как мог, пытался спасать друга, но чуть сам не заглотился – плавал он ох как плохо, хотя ой как старался. Изо всех сил своих маленьких кривых ножек и коротких ручек.
.
Мать, в слезах хоронила своего малыша Сэмми.
Сэмми, уплывшего от нее в свои неполные тринадцать.
Чарли хоронил своего Старину Сэмми, ни в чем его не виня.
Все винили его, он же винил только себя.
Еще долго винил, а потом винил свои ноги.
Потом, он винил свой рост, а еще позже папу.
Пусть бы его утопили котенком в возрасте несмышленым, но нет.
Они позволили ему утопить Старину Сэмми.
Молодца Сэмми.
Позже, много позже, он решил винить сперматозоиды, экосистемы и что нибудь еще.
Еще позже, он совсем перестал винить и виниться.
.
Все о чем мог думать Чарли – быть лучше, стать еще выше, дорасти в гиганты, выбиться в люди.
Читал все больше, преподавал все яростнее, и помыслить не мог, что вскоре будет новый друг, старик Котони.
.
Сэмми, Котони, Чарли. Разминулись, разошлись, раскидались временной воронкой, кого в «ничто», кого из старости, наверное, куда-то в район Рая, если, конечно, там еще не все скуплено магнатами Ада, а кого прямиком за кроликом.
.
Они бы гордились Им.
.
Если бы мог, пожалуй, написал бы Старине Сэмми:
.
«Эй, Великан, тут совсем как в сказке про молниеносного мальчика, что я тебе читал. Тут есть всякая магия, всякие лестницы, и самые разнообразные разности. Может быть, тут есть даже то самое драже со вкусом ноздрей, не знаю. Толком не обжился, не до конца все понял. Я тут самый главный по чистоте, и порядку. Наверное, меня взяли потому, что маленький. Сам поразмысли, даже нагибаться не придется, что бы заметить грязьку по всем углам.
Давай там, учи учебу, футболь футбол, еще напишу.

.
Твой, дабл-Чарли.»

.
Если бы мог, пожалуй, написал бы молодцу Котони:
.
«Ты не поверишь, Я и вправду оказался «здесь». Сам знаешь, письмо посланное в лапке голубя никак не отнести к приватным, поэтому все рассказать не могу, только одно – это здорово. Тебе стоит увидеть здешние стены. Они намного старше самых древних материй. Кажется, в первые секунды большого взрыва «ничто» сбацало это место, а уж потом все остальное.
Еще накидаю тебя писем сто, как обживусь получше.
Сам понимаешь, придется кодить, ну ты уж как нибудь разрешишься.

.
Со всем уважением. Твой, Чарли Чарльз.»

.
Ладно, ничего, мысленно начиркал, авось куда-то да долетит.
.
Отгоняя меланхоличные мысли о прошлом, вразвалку кривоножил Чарли к своей давней мечте. Кажется, по всем данным, во всех доступных источниках – одна из крупнейших библиотек множества параллельных, перпендикулярных, и прочих Вселенных, очень скоро окажется в его полном распоряжении. Вот он только допереваливается к ней, и все будет в порядке.
.
Сверяясь с картой, запоминая дорогу, он наконец добрел до нужных дверей. Привстав на цыпочки зацепился за ручку, потянул на себя и…
.
Все внутри сжалось.
Сжалось от боли.
Боль сжалась от счастья.
Счастья сжалось под эйфорией.
Чарли сжался под натиском стеллажей.
Миллионов стеллажей, хранящих непочатый край знаний.
.
У него прямо таки ручки чесались, ножки бесились, скорее-быстрее-смелее, вот она – мечта.
Так недалеко и заикой остаться, хотя, может это и не плохо, заикаться от счастья, с каждым иком вспоминая первые минуты радости.
.
Нет, надоест, икать надоест, радоваться устанешь, приестся, лучше просто забронировать место под еще одно волшебное мгновение невысокой жизни.
.
Бережно прикрыв за собой двери, Чарли сделал пару шагов навстречу неизвестному, откашлялся, прочищая горло:
.
- Эгей, есть кто? Мне, мм, - карлик огляделся, ища библиотекаря, страшась узреть старую, вредную кашолку, - наверное надо заполнить читательский билет? Или, мм?
.
Еще пару шагов вперед..

Отредактировано Charly Charly (2011-06-01 00:06:02)

0

3

     
   Много работы. Очень много разной работы. С утра до вечера вверх, вниз – тяжелые стопки с тяжелыми книгами. Просто потому что пользоваться магией нельзя. А иначе «хрусть» и у тебя нет пол лица, «хрясь!» - отвалилась рука. Или нога. Или что поинтереснее. Ты не успеешь даже подумать о том, чтобы перенести тот или иной сборник в другую секцию, а книги, дикие и свирепые, точно мустанги в прериях, начинают неистово дрыгаться, грозно шелестеть страничками и ругаться переплетами. Как? О, не спрашивайте. Сквернословие здесь, в библиотеке, в чести у этих маленьких кровожадных… Ангелков. Именно так «ангелков». Иначе «хрусть», «хрясь» и далее по списку. Вопрос не в этом. Чудных переплетений гораздо нам важнее факт…Кто, кто, ради всего святого, способен обуздать эти демонические орудия речевых оборотов и рифм?
- Сидеть, - грозные интонации новорожденными дикобразами снуют в переплетах нежного девичьего голоска, - Я сказала «сидеть»!
  Прыг, скок. Маленькая книжечка с немаленькими зубками соскочила с полки и прямиком под стеллаж. Миниатюрная дама, чудачницей Природой награжденная парой лисьих ушей и, что примечательно, ничуть не менее лисьим хвостом, резво, почти грациозно, соскочила с маленькой лесенки и следом за нерадивой рыжим пятном. Минута или две препирательств в клубах пыли и вуа ля: переплет недовольно поскрипывает в пасти довольного… библиотекаря. Не надо так смотреть. Да, лиса, да библиотекарь. А что вы хотели? К магической библиотеке нужен магический поход. В полном смысле слова «магический».
- Справа, слева, слева, слева, - почуяв человеческий запах, Ханафуда оторвалась от стеллажа, к которому уже второй час пыталась приколотить табличку «осторожно, откусывают руки и другие болтающиеся части тела», и повернула голову, - Идите сюда! Кем бы вы ни были… Да, да, сюда!
   Рю было вернулась к работе, когда звук торопливых шагов заставил уши кицунэ настороженно вытянуться вверх и окончательно растерять «координаты» прикрепления таблички (отдельная история, даже не спрашивайте). Если голос человека, который собирался заполнить какой-то мечтательский билет, принадлежал взрослому жучине лет сорока, сорока пяти, то шаги с трудом можно было назвать даже детскими… Нерасторопные, неестественно легкие. Ханафуда спрыгнула с лестницы и с нескрываемым любопытством в карих глазах вышла на встречу таинственному…
- Ах, какой милый морщинистый мальчик! – кицунэ широко улыбнулась, радостно виляя хвостом - Ты потерялся?
   Лисица замотала головой, очевидно, надеясь отыскать человека, которому принадлежал голос… Но буквально через секунду оторопело замерла.
- Э.
   Кажется, она где-то читала…
- Ох.
   Гном?
- М…
   Феи?
- Ах!
   Ну, конечно же!
- Ты карлик! – Ханафуда с искренним восхищением схватила несчастного за щеки и принялась растягивать щетинистую кожу, - Настоящий карлик! Невероятно! Я никогда не видела карликов! Я много читала, но… А сколько тебе лет? А ты много ешь? А когда тебе нужно что-то взять со стола ты встаешь на табурет или просишь кого-то тебе помочь? Ты такой! Такой! Такой… Карликовый!
  Рю заносилась вокруг, что-то радостно щебеча то вслух, то про себя.
- Карлик! Карлик! У меня в библиотеке настоящий карлик! Я могу выйти за тебя замуж и родить карликовых лисят! Интересно, они будут такие же сморщенные?
  Ой.

  Кицунэ замерла и побледнела. Потеряв голову от радости, она забыла о самом главном…
ЛОЖИСЬ!
Стеллажи, стоявшие в радиусе нескольких метров, протяжно заскрипели и, нарочито громко хлопнув, разлетелись в разные стороны пыльными осколками.

Отредактировано Ryu (2011-06-01 21:41:43)

0

4

- Сидеть!
- А?
- Я сказала «сидеть»!
Да так повелительно сказала, что Чарли решил лучше сесть. Мало ли какие порядки в этой библиотеке, до отказа забитой книжной магией… Или, что-то прямо в воздухе, оно прямо вот… Прямо зудит вокруг, не поймешь, то ли чешется, то ли кажется, но явственно чувствуется.
Карлик осмотрелся, набрел взглядом на библиотечную лесенку, и сел.
.
Рядом «клацнуло».
То ли зубами, то ли страницами, то ли…
Страницами? Клацнула?
Обернулся, ну книги и книги.
Почесал ногу, следом задницу, шею, поскреб щетину и бородатые клочки лицевой волосатости. Не проходит. Зудит и зудит.
Теперь еще и этот промелькнувший то ли «клац» то ли «хлоп» не давал покоя. Вот прямо над самым ухом. Снова огляделся – никого.
- Идите сюда! Кем бы вы ни были!
То сиди, то иди. Черти что, одно в радость – вполне симпатичный голос. Красивый голос юной особы.
Спрыгнув на пол, двинул на  крик, переваливаясь неуклюжим «спиногрызом».
- КЛАЦ АМ НАМ НАМ !
Обернулся.
Пусто. Над лесенкой, на которой сидел карлик, на цепи висит раскрытая книга, кажется…
На цепи?
Книга?
ПРИБИТАЯ К ПОТОЛКУ?!
Черти что…
.
Осматривая стеллажи, Чарли все ближе приближался к источнику голоса.
- Ах, какой милый морщинистый мальчик!
Больше всего поражали книги. Точнее расстановка книг, или…
- Ты потерялся?
Почему половина прибита гвоздями? Посажены на цепи? Придавлены гирями?
Пыточная литературного маньяка, куда катится…
- О нет-нет-нет-не…
Поздно. Наконец обратив внимание на голос, он повернулся, и почему-то сразу понял, что сейчас произойдет.
- Ты карлик!
- Это же мои щеки!
Ну кому какое дело чьи это щеки, если их можно помацать на манер жевательного мармелада.
- А сколько тебе лет? А ты много ешь? А когда тебе нужно что-то взять со стола ты встаешь на табурет или просишь кого-то тебе помочь? Ты такой! Такой! Такой… Карликовый!
Наконец лицо оставили в покое, и… Ох. Оно забегало, нарезая круги и что-то бормоча про мужей, лисят, морщинистых…
Когда голова перестала кружится, он обратил внимание на…
Стоп.
Хвост? Уши?
Невысокая homo-Vulpes, или…
Как же их, ммм, да, кицуне, и здесь они не редкость, самка кицуне.
Пора привыкать к новому…
- Ой.
- Теперь то что?
- ЛОЖИСЬ!
.
Когда обращаются ВОТ ТАК, не стоит артачиться, почти наверняка что-то собирается пролететь мимо, оторвав тебе голову.
Не успел он плюхнуться на пол, как нечто сотворило «БУМ» и со свистом разлетелось по сторонам.
.
«Клац».
Гвозди.
«АМ НАМ НАМ!»
Цепи.
Грузы.
«ЛОЖИСЬ».
«БАМ».
.
- Ну конечно! – наконец-то карлик все понял. "Магическа библиотека, еще бы. Несчитанное количество эфирной энергии ищет выход, огрызается друг на друга, злится и так и жаждет оторвать кому нибудь что нибудь".
.
Поднявшись на ноги, Чарли отряхнул штаны, поднял взгляд…
Ох как вовремя.
Хлоп.
Поймав летящий в него томик, он изо всех сил сжал его в руках.
- Тише, спокойно, тихо-тихо-тихо, вот так, - шептал новоиспеченный завхоз, - дай мне на тебя взглянуть… Вот так, аккуратненько, ну-ну-ну! Какой кусачий. Давай Я тебя поглажу, вот так, чудненько, вот молодец.
Когда книга наконец перестала вырываться, он смог взглянуть на обложку.
.
Богато украшенный фолиант с золотым тиснением, бархатный переплет, «Драконоводство для чайников».
- Зашибись.
Аккуратно положив книгу, повернулся к поднимающейся лисице, и по детски выставил перед собой ручки.
- Так, давай сразу определимся: первое – ем Я мало, больше пью, преимущественно алкоголь; второе – когда мне что-то нужно на столе, я встаю на цыпочки, или предпочитаю не высокие столы; четвертое – лисят ты от меня точно не родишь, потому что я не вышел рожей; четвертое, и пожалуй главное – это мои щеки, и Я бы очень не хотел, что бы ты их оторвала.
Протянул руку, - Чарли.

Отредактировано Charly Charly (2011-06-03 00:21:06)

0

5

   
   Рю не могла поверить своим глазам. Она просто сидела и пялилась… Маленький человек урезонил «драконоводство», пару раз ласково проведя по корешку. Лисица тщательно протерла глаза: «Нет, не примерещилось»
- Ты, - Ханафуда открыла рот и замерла, беззвучно шевеля губами.
   Первый раз за все время здесь, кто-то помимо нее смог справится с довольно кровожадным изданием. Да, еще так… Элегантно. С одной стороны, это восхищало, подливая изрядную дозу масла в разгорающийся огонь любопытства, с другой – неприятно кололо самолюбие где-то чуть ниже солнечного сплетения.
- Кто ты такой? – библиотекарь выпрямилась, свысока рассматривая карлика.
   Вообще ощущение этого самого «свысока», в самом что ни на есть прямом значении слова, непередаваемое. Из-за своего небольшого роста Рю всегда была той, кто задирает голову, чтобы посмотреть кому-то в глаза… Миниатюрная и пластичная на фоне карликового и нерасторопного Ханафуда смотрелась как огромный булыжник, который вода подтачивала долгие годы, обтесывая угловатые формы. Чем больше секунд проносилось в безмолвном изучении друг друга, тем явственнее Рю понимала, что это ощущение «возвышенности» ей не нравится. Совсем.
- Алкоголь – это хорошо, - лисица огляделась по сторонам и, прикрыв рот ладошкой, зашептала, - Но пить его здесь лучше днем, когда книги спят. Иначе можно таких дел наделать… Ух! Ты когда-нибудь видел подвыпившие многотомники по некроматической магии? Ужасное зрелище. Меня как-то раз один облапал…Брр!
   Лисица поднялась, царственно расправляя складки помятого кимоно, на котором причудливыми узорами рассыпались экскременты взрыва – пыль и деревянная крошка, оставшаяся от стеллажей: «У, а я смотрю ты у нас необразованный карлик по части заделки лис. Чтобы наклепать малышей, нужно не рожей выйти! Или у тебя все маленькое и сморщенное?» - библиотекарь ехидно улыбнулась, но тут же опомнилась.
- Ханафуда Рю, – кицунэ низко поклонилась, сложив ручки на животе, как когда-то делала ее Госпожа, - Хранительница знаний и укротительница их вместилищ здесь, в библиотеке «Колыбели».
   Отбросив в сторону деловитость, девушка схватилась за маленькую ручку и энергично ее затрясла: «Каким ветром тебя сюда занесло, малыш?» - от мысли, что ее слова можно интерпретировать буквально, Рю широко улыбнулась.
- Слушай, - библиотекарь прищурилась, наворачивая круги вокруг карлика и пристально его разглядывая, - Раз такое дело… Не хочешь поучаствовать в одном…э… Эксперименте?
   Ох, лиса. Ох, лиса!
- Ничего необычного, маленькое такое приключеньице, - кицунэ улыбнулась так, как могла улыбнуться только настоящая лисица, - Согласен? По глазам вижу, что согласен.
   Игнорируя все попытки карлика возразить, Ханафуда схватила несчастного за маленькую кисть и потащила через стеллажи. Шли они быстро и, казалось, прилично петляя. Все эти полки с книгами точно тупики в лабиринте неожиданно вырастали то тут, то там – будто бы книги, шутя или преднамеренно, - меняли направления, чтобы сбить с верного пути. Минут через пять блужданий по импровизированным коридорам из шкафов, полок и стеллажей, Рю затормозила у ярко-фиолетовой тумбочки с головами обезьян вместо ручек.
- Мы пришли, - кицунэ отпустила руку карлика и открыла шкаф, - Прежде, чем мы войдем… - вытащив из шкафа шлем, масляный фонарик и пакетик с мармеладом, Рю тут же «обмундировала» несчастного Чарли, так неудачно заблудшего в библиотеку, - Ну, вот, теперь ты готов.
   Присев на пол, девушка наклонилась к ручкам в виде обезьяньих голов: «Ума не приложу, кто это придумал…» - и аккуратно коснулась губами каждой из обезьян. Под звуки верещания приматов в закутке с тумбой погасли все свечи.
- Надеюсь, ты не боишься темноты? - кицунэ щелкнула пальцами и маленький фитилек в лампе, которую держал Чарли, заалел крошечным огоньком, - Это максимум, больше – опасно.
   Тусклый свет слабо осветил стену, у которой стояла фиолетовая тумбочка. Раньше стояла. Теперь на ее месте красовалась огромная дубовая дверь с резьбой в виде сотен маленьких обезьян. Ни дверей, ни ручек… Сплошные обезьяны.
- Я пойду первой, - Рю не без усилия открыла дверь, - …а ты постарайся не отставать.
   Радостно виляя хвостом, Ханафуда широко улыбнулась Чарли и нырнула в темный проем. Знакомство карлика с библиотекой только начиналось.

Отредактировано Ryu (2011-06-03 15:06:44)

0

6

Ханафуда поклонилась. Окей, наверное так и надо. Чарли убрал руку и поклонился в ответ, став ростом с дорожный чемодан.
- Завхоз, хранитель порядка, и укротитель дибилов, здесь, в Замке, - отряхнул костюм.
Бойкая, неуемная, вся такая радостная. Что это, искренняя глупость или костюм Железного Человека? Библиотекарь. Скорее второе.
Чарли смотрел на лисичку снизу вверх, склонив голову на собачий манер.
- Я бы хотел завести читательский билет, что бы брать книги, - сощурился, - а внизу у меня настоящий обелиск, хочешь проверить?
.
- Слушай, раз такое дело… Не хочешь поучаствовать в одном…э…Эксперименте?
.
- Эй, идем! Будет весело, говорю тебе!
- Не упрямься, мы нормальные ребята, не то, что эти придурки, не парься.

- Я не знаю, я…
- Давай-давай! Пальнем цыпочек!
- О да, у них там уже все спелое, и эти ягодки, ммм, так и чувствую запах, сок, течет-течет…
- Дик, еще вздрочни тут!
- Ну извини, твою мать, а то ты не за этим телок клеишь?
- Я клею телок, что бы вставить, Дик, а ты что бы вернуться домой и передернуть под одеялом, разницу чуешь?
- Твою мать, с чего ты вообще взял… Погоди, а где Чарли? А, прости дружище, не заметил тебя! Идем, будет клево!
- Точно, такое увидишь, что не в одном порево не покажут!
- Ты прикинь, они там бывает начинают, ну, это…

- Начинают что?
- Ммм, вылизываться…
- Дик, ты прямо как пятиклассник, выражайся нормально – еб*тся они там Чарли, прямо в этой долбанной раздевалке!
- Во-во! Мы дыру пробили, в стене, надо только залезть на мусорник и все видно, а главное – беспалевно, зуб даю!
- Два давай, че мелочишься?
- Пошел ты, Микки.
- Дрочи.
- Сам дрочи.
- Давай быстрее Чарли, чего ты ели телешься? Уже скоро.

- Стараюсь, не могу быстрее, извините…
- Че ты все извиняешься?
- Отстань от него, Дик, ему всего 13, пусть извиняется, вежливость еще…
- Да ты сегодня прямо Мистер Хендерсон, твою мать, может еще и словесности поучишь? Задрот.
- Волосы на руках побрей, гомик.

.
- Ничего необычного, маленькое такое приключеньице, согласен? По глазам вижу, что согласен.
.
Карлик почти бежал за новыми друзьями. Не то что бы он очень хотел посмотреть на девочек, хотя, признаться, от мысли о них в штанах стало тесновато. Просто, наконец, хоть кто-то отнесся к нему по дружески. Может дело в том, что они были серьезно так старше его одноклассников? Семнадцать лет, мудрый возраст – скорее бы и ему уже семнадцать, может он наконец-то подрастет, ну хоть капельку, сантиметров на тридцать, сорок, и уже вполне себе, невысокий, но человечек…
.
Ханафуда схватила его за руку, и торопливой "мамашей" потащила карлика куда-то вглубь библиотеки, на манер нашкодившего ребенка. Мимо высоченных стеллажей, краем глаза карлик отметил интересные для себя книги, только… Как ориентироваться в этом литературном мегаполисе?
Похоже пришли. Тумбочка, обезьянки – богемно.
Достав из шкафа шлем, фонарик и пакетик мармелада, она нацепила все это на карлика и…
.
- Пришли!
- Ага!
- Ну, эй, отдышись уже.
- Так, теперь надо приготовиться.

- А… Чего? Где мы?
- Тут совсем рядом, подожди, надо кое что сделать, перед тем как окунуться в мир мокреньких кисонек.
- Ага!
- Слышь, Дик, ты че, попугай?
- Мать твою, Микки, задрал, честное слово!
- Дрочи.
- Сам..
- Так, Чарли, подойди ка сюда. Вот, держи – одень это.

- Шлем?
- Одевай, мало ли, лезть придется высоковато, не дай Бог навернешься – нам же потом, сам знаешь.
- Давай, не стесняйся! Ты че, боишься? Поздно отступать! Не дрейфь.

- Ничего я не боюсь!
- Ну вот, теперь ты готов!

.

- Ну вот, теперь ты готов!
Рю поцеловала ручки, свет погас. Лисица присела на корточки, слабо зажгла фонарь.
Тени стали толще.
Тьма гуще.
Шевелилась, подрагивая от света, лапами тянулась к ним…
.
На месте тумбочки теперь была огромная дверь, украшенная обезьяньими головками. Рю налегла, створка поддалась.
Улыбнулась и скользнула внутрь.
-  …а ты постарайся не отставать.
.
Чарли нацепил шлем, проверил застежки. Не хотелось подвести только появившихся друзей.
- Готов! – карлик радостно улыбался. Переводя взгляд с Микки на Дика.
- Эй, он готов!
- Мачи карлика!

Стукнул камушек, попав Чарли в голову, отскочил от шлема и упал на асфальт.
Переспелый помидор угодил в лицо.
Яйцо разбилось о единственную рубашку, замарало детский галстук.
Кто-то сбил с ног, карлик упал.
Сжался в комок, коленями спасая грудь, ручками прикрывая лицо.
Со всех сторон посыпались мелкие уколы.
Слезы стекали по щеками на холодный бетон.
Было больно? Больше обидно.
Они заставили его поверить…
Недавняя радость уступила место абсолютному вакууму, в груди закрутилась черная дыра, грянул Большой взрыв.
.
Микки и Дик сидели на земле, с разбитых губ капала кровь. Шикарные костюмы превратились в лохмотья. Поодаль отъезжали байки, грозно бурча на прощание моторами.
От угла ближайшего здания отделилась детская фигурка, и переваливаясь, направилась в сторону лучших друзей.
- Эй, Микки, твою мать, моя рука… - Он плакал, ему было очень больно, - кажется она сломана, Микки, твою мать, ДА ПОСМОТРИ ЖЕ ТЫ!
- ЗАТКНИСЬ ЗАДРОТ ДОЛБАННЫЙ! Они отбили мне почки, точно тебе говорю!! Они отбили мои долбанные почки! Ребра, бл*ть, они кажется торчат, прямо через кожу…
- У*бок, сегодня должна была состояться репетиция свадьбы! Лиа убьет меня! Черт! Я сам себя убью, черт. Мы сегодня чуть не подохли, Микки, ты понимаешь это?! Я не понимаю. За что?! ЗА ЧТО?!
– надрывался он вслед удаляющимся байкам.
- Эй, смотри! – Мик указал рукой на детскую фигурку, - Эй, пацан, малыш, иди сюда! Правильно! Вот так, вызови скорою! Черт, они разбили наши мобильники! Они…
Чарли остановился.
- Ты?...
- Здорово, педики, - он широко улыбался, - Эй, Дикки, неважно выглядишь. Как же свадьба-то теперь? Сидящие голуби, летающие букеты, золотые платья, шикарные кольца? Вот же не везет, так не везет, а парни?
- Какого черта?! Как?
- Откуда ты?! Почему?!!

- О, все очень просто. Кто-то шепнул тем любителям мотокроссов, что двое молодых клерков во всю распинаются по барами, какие у них на районе педики гоняют на байках, и как они дрючат их при каждой встречи.
- Но… Но… ЭТО ВРАНЬЕ! КТО ЭТО БЫЛ?! Я ГОЛОВУ ЕМУ ОТОРВУ!!
- Ты все такой же тупой, Дики. Ох, Микки-Микки, - карлик покачал головой, - не умеешь ты друзей выбирать.
- Но почему?! – Микки попытался встать, боль сковала тело, колени подогнулись, он шлепнулся в грязь.
- Мммм, даже не знаю. Может быть, давным давно, один совсем крохотный мальчик хотел глянуть на девичьи ягодки?
- НО ЭТО ЖЕ БЫЛО ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД!
- Правда? Я и не заметил. Как быстро летит время, - Чарли развернулся и побрел в сторону автобусной остановки, - Кстати, - остановился, обернулся, - Купите по шлему. Хорошо защищает голову.

.
Чарли стоял в проходе, фонарик моргал, обезьянки улыбались ему с дверей.
Скрестив руки на груди, он наклонил голову к плечу.
- Не торопись, укротительница вместилищ, - карлик повысил голову, - Ты кажешься милой, но Я не собираюсь шагать неизвестно куда с неизвестно кем. У меня не растет из задницы хвост, и я малыш ученый. Объясни куда Мы идем, и Я в твоем распоряжении. Новые знания? Только приветствую, но, после подробностей.

Отредактировано Charly Charly (2011-06-03 17:48:31)

0

7

- Иу, как грубо, - Рю высунула голову из-за двери, - Неужели тебе совсем не любопытно?
    Кицунэ бешено мотала хвостом, предвкушая встречу карлика с… А впрочем, об этом позже. 
- Я не могу тебе объяснить, куда мы идем, - лисица широко улыбнулась, обнажая, чуть более выступающие, чем у обычного человека, клыки, - Потому что у этого места нет названия. Это просто… Место. Особое место.
    Библиотекарь перетянула пояс кимоно и вскинула руку вверх…Щелчок, и на кончиках пальцах заплясал маленький голубой огонек. Рю вышла вперед и медленно провела рукой, оставляя в воздухе огненный след: «Вся библиотека – это огромное вместилище магической материи», - голос лисицы звучал тихо, но эта проштопанная тишина, казалось, разлеталась по всему книгохранилищу, -  «Она крутится в воздухе, шепчется в щелях, снует между полок и подглядывает за каждым, кто переступает порог ее дома»
   Голубые огоньки, еле мерцая, плясали в воздухе. Пламя, шелестя языками, рисовало причудливые картины. Это были залы библиотеки, стеллажи с книгами, студенты, ходящие туда сюда…И что-то бесформенное, абсолютное в каждом уголке, в каждой щелке, в каждом книжном переплете.
- Книги дышат этой материей, - Рю перестала улыбаться, - Библиотека ее производит.
   Пламя погасло, но тут же разгорелось с новой силой
- Это место живое, - Ханафуда опустила руки, но огоньки не исчезли, напротив, формы, которые они принимали стали реалистичнее, явственнее, - И как все живое… Оно иногда болеет.
   Залы библиотеки, которые рисовало тусклое пламя Ханафуды, стали взрываться и плавится. Книги, стоящие на полках, рассыпаясь шипучими искрами, стенали.
- Я ужасный библиотекарь, - голос Рю дрогнул, но кицунэ поспешила скрыть это широкой улыбкой и радостными интонациями, - А ты особенный карлик!
   Кицунэ хлопнула в ладоши, прекратив огненную агонию миниатюрной копии библиотеки. Пламя окончательно погасло, оставив после себя алые разводы в полотне непроглядной тьмы.
- Обычно малыши не такие агрессивные, - привычно жизнерадостно продолжила библиотекарь, словно рассказывала о порхающих в июльский зной бабочках - С энергией, которой они питаются сейчас… Что-то не так. Книги травятся и слетают с катушек. Констанция обещала разобраться, но пока Библиотеку не вылечат, все, что я могу – это хоть как-то их сдерживать… Но ты другой.
   Рю медленно подошла к завхозу.
- Та книга, - лисица застучала зубами «ам-нам-нам», изображая томик  «драконоводства для чайников», к слову, весьма похоже, - Это невероятно! Она должна была отцапать тебе пол руки или оставить на память парочку смертельных ожогов… Но вместо этого успокоилась и даже позволила прочитать название.
   Уповая на непроглядную темень, лисица даже не пыталась скрыть за привычными вскриками и всплесками печаль в карих глазах.
- Возможно, ты единственный, кто может помочь этим малышкам, - унизительно и больно признаваться в своей беспомощности малознакомому человеку… но ради благополучия книг, которые она так искренне, горячо любит, Ханафуда готова и не на такое, - Прошу тебя.
   Библиотекарь протянула карлику правую руку.
- Идем со мной.

0

8

Зачесав волосы назад, что впрочем, оказалось совершенно безуспешно, все мгновенно растрепалось назад, карлик потер переносицу, ладонью разгладил щетину.
Поставил на пол фонарь, щелкнул пальцами – в воздухе материализовался огонек.
- Мне так спокойнее, когда обе руки свободны, - Чарли не поднимая головы, исподлобья взглянул на кицуне, и тут же перевел взгляд в проход. С дверей на него уставились обезьянки, - Знаешь, я все еще не доверяю тебе. Прости, но, бросаться с «объятиями» к первому встречному не мой стиль. Хочу сразу предупредить – Маг из меня никакой, вот этот «паренек», - «малыш» ткнул пальцем огонек, тот закачался и хищно зашипел, наподдав дымку, - Максимум моих способностей, НО…
.
Чарли сунул руки в карманы брюк, и не ровной походкой двинулся в темноту. Огонек повертелся на месте, подлетел к кицуне, будто приглашая присоединится, и бросился догонять хозяина.
Карлик шел вперед, не оборачиваясь, в уверенности, что Рю следует за ним.
Коридор оказался довольно узким, а потолок, не смотря на величину дверей, не высоким. Со стен на него глядели все те же обезьянки, только если мордочки на дверях и ручках ничего не выражали, тут же – настоящий мимический калейдоскоп, Экман бы оценил.
.
Коридор уводил все дальше от самой библиотеки, обезьянки то сменяли гнев на милость, то чего-то боялись. Встречались веселые, почти человеческие «лица», другие же так и «пылали» в негодовании.
Чарли все еще ни разу не обернулся, упрямо переваливаясь вперед. Со спины могло показаться, что он просто боится, но когда карлик заговорил, голос его звучал ровно и спокойно: «…НО, в моем сердце достаточно места. Не многие претендовали на него, не многим в Мире Людей хочется иметь в друзьях карлика. Стыд, пренебрежение, отвращение – нормальные эмоции на таких, как Я. Сначала Я злился, обижался, но со временем понял – им просто страшно. Я урод, и мое тело сильно ограничивает мои способности. Они видят меня, и думают: «Черт, а если бы я был таким? Если мои дети будут такими?», нормальная реакция, адекватный защитный механизм – отторжение, неприятие. Я научился мириться с тем, кто я есть и вынес из этого выгоду. Зачем тебе это рассказываю? Все очень просто – хочу, что бы поняла, почему решил помочь.
Как я уже говорил, с таким телом довольно проблематично заниматься спортом, тусоваться, кутить на дискотеках и танцах, а с такой внешностью женщины обходят стороной, за исключением тех, кому просто любопытно. Все, что мне оставалось – учиться, «наточить» разум. Не размениваясь на мелочи, Я сделал книги своими лучшими друзьями, а друзей Я никогда не бросаю в беде».

.
Почесав нос, карлик продолжил:
- Мне очень повезло, что Я родился в семье богатых Магов, и у меня всю жизнь был доступ к лучшим библиотекам Земли. Да, там ничего не было про Магию, ну разве что фантастические рассказы. В определенный момент времени Я так же перечитал всю отцовскую библиотеку. Его коллекция ни в какое сравнение не идет с тем, что собранно здесь, но и там было достаточно, что бы почерпнуть основы.
Мне не приходилось бывать в подобных местах, книги, сам Замок, все здесь дышит сырой, не востребованной магией, но, чем глубже мы заходим, тем больше Я начинаю понимать, что здесь происходит.

.
Нынешняя молодежь не больно то читает, и не думаю, что в Школе дела обстоят иначе. Конечно, они наверняка пользуются дополнительными материалами для занятий, но только единицы копнут глубже.
Книги скучают, ревнуют и злятся. Говоришь, библиотека больна?
Думаю, да, только,
- Чарли шмыгнул носом, - мне кажется все намного проще. Это книги... Им просто не хватает внимания, не хватает любви. Да, у них есть ты – но ты одна.
Книги злятся, рожденные, что бы быть прочитанными – они пылятся на полках. Никому не нужные, забытые – интернет, мобильные телефоны, это и сюда добралось, кому теперь нужны эти громоздкие, пыльные штуки?
С обычными книгами легче, но «зверушки» твоего «зоопарка» - магические. Эфирная энергия, выделяемая магическими объектами очень чуткая штука, и моментально реагирует на перемену настроения хозяина – да, они больны.
Они заражают друг друга ненавистью. У них тут,  своего рода, настоящая революция.

.
Коридор закончился, троица уперлась в небольшую, круглую дверь.
- Почему мне кажется, -  Карлик наконец обернулся к Рю, - что за этой дверью живет самая старая, самая одинокая и мудрая книга из всех, что хранятся в этой библиотеке? Она была первая, что принесли сюда, и стала первой забытой, брошенной книгой, когда библиотека стала расширятся. Самая одинокая, самая древняя и, самая злая. Виновница революции.
Чарли рукой дотронулся до деревянной поверхности двери.
- Даже с моими крохами магических способностей, «это», именно то, что Я почувствовал, переступив порог Библиотеке. О да, тут полно магической энергии, но, мне ни с чем не спутать боль одиночества. О нет, только не мне.
Карлик поправил пиджак, расправил бабочку, и толкнул дверь…

Отредактировано Charly Charly (2011-06-05 00:48:47)

+1

9

   
   «Чарли, мне кажется, ты перечитал фантастики», - рыжая лисица фыркнула и нырнула в проем открывшейся двери. Обычного говорливая Ханафуда сохраняла учтивое молчание на протяжении всего пути не потому, что ей нечего было сказать (Рю всегда было, даже когда не было – было), а просто потому в форме лисы девушка, слава Богам, еще разговаривать не научилась. Маленький коридор, по которому они шли, не причинил бы весомых неудобств библиотекарю, но видела и слышала в звероформе кицунэ все-таки на порядок лучше, что в сложившихся обстоятельствах и специфике места, куда они направлялись, довольно таки значительный бонус. Нельзя расточительно относиться к природным инстинктам и «встроенном» индикаторе надвигающейся на головы задницы, когда спускаешься в сомнительное подземелье с сомнительной историей и сомнительным содержанием.
    Зала, в которую вел коридор с обезьянами, не была огромной, но и маленькой назвать ее не поворачивался язык. Она была такой, какой и должна была быть. В форме круга комната, кажется, состояла из тысяч небольших деревянных дверей с металлическими головами обезьян вместо ручек. Лисица навернула по комнате несколько кругов, время от времени тормозя и настороженно вытягивая шею. Перед тем как вернуться в «говорливую» форму, нужно удостоверится, что все двери закрыты и им ничего не угрожает. Убедившись, что все в порядке, лисица с черными ушами нырнула за небольшой деревянный выступ и уже через секунду в зале раздались звуки уже знакомого Чарли голоса: «Не знаю, какие книги ты читал на своей Земле, карлик, но здесь нет никаких «самых первых» и «самых старых» книг»
- То, что ты почувствовал, переступив порог Библиотеки, - обнаженная Ханафуда вышла на свет мерцающего огонька и, громко хлопнув, сложила руки, - Это скорбь.
   Сотни обезьяньих глаз, следивших за ними, заполыхали ярко-красным пламенем, освещая круглую залу. Слепящий свет через несколько секунд утихомирился до бледного мерцания, желтоватыми бликами играя на деревянных лицах приматов.
- Это место… - Рю прижала уши к голове и шумно сглотнула, но, заметив странный взгляд Чарли, зашипела - Чего ты пялишься-то? - Ханафуда фыркнула, - Или ты думал, что у оборотней и зверо-демонов одежда с кожей вырастает? Вот это было бы настоящее «уродство»… Брр!
   Глубоко вздохнув, кицунэ подошла к двери, заметно отличающейся от остальных как цветом, как и выражением на обезьяньей морде (животное было изображено с закрытыми глазами и единственное не мерцало красными зрачками в симфонии магического пламени).
- Обезьяны, - кицунэ наклонилась и проделала с дверной ручкой тоже самое, что проделывала наверху, в библиотеке  - Как думаешь, почему «обезьяны»?
   В этот раз обошлось без визгов. Дверь, тихонько скрипнув, отворилась.
- Ты наверняка читал, что в разных культурах значение этих животных интерпретируют по-разному, - библиотекарь вытащила из открывшегося проема ворох бамбуковых палочек, черное полотно и несколько расшитых красными нитками талисманов с причудливыми символиками, - Тщеславие, жадность, любознательность, острый ум, начитанность…Иногда в мартышках видят самого дьявола.
  Накинув черную ткань на плечи, Ханафуда протянула часть палочек и талисман Чарли: «Фокус в том», - лисица улыбнулась, - «Что обезьяна, в отличие от остальных животных, будет символизировать то, что ей скажут»
   Выпрямившись, Рю закуталась в ткань: «Это место…»
- Своего рода психбольница, - кицунэ замолкла, но чуть погодя продолжила на тон тише, - Книги, которым не смогли помочь… Хранятся здесь.
   Рю отвернулась, сжав руки за спиной в замок: «Чарли, ты мне нравишься, поэтому я хочу, чтобы ты кое-что запомнил», - Ханафуда обернулась и печально улыбнулась карлику, - «Книги, в отличие от людей, не умеют ненавидеть»
   Кицунэ обошла завхоза и аккуратно коснулась одной из тысяч маленьких дверей: «Они могут злиться, рычать, царапаться, кусать твои руки. Они могут даже попытаться тебя убить, но ненавидеть…Никогда»
- Боль одиночества, говоришь? - голос дрогнул, Рю опустила голову – Все гораздо хуже, Чарли, все гораздо хуже.

0


Вы здесь » Школа «Колыбель Стихий» » Исторические метки » Непочатое книгохранилище или маленький человек в большой библиотеке