Школа «Колыбель Стихий»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лес

Сообщений 41 страница 47 из 47

41

Если бы с помощью адреналина можно было вырабатывать электроэнергию, то Кая сейчас могла бы без усилий осветить добрую половину Колыбели. От вампира просто за версту несло холодом, высокомерием, коварством и беспощадностью. Настолько сильно, что Кая была готова поклясться, что ощущает кожей всё это безумство – его жажду, его решительность нарушить все мыслимые и немыслимые правила, его звериный голод. От зловещего птичьего карканья и совершенно маниакальной улыбки вампира по позвоночнику расползался такой холод, будто кто-то там, в небесной канцелярии, решил вдруг сотворить абсолютный минус в организме живого существа. В лесу становилось с каждой минутой всё темнее, и от осознания того, что вскоре вода будет повсюду, дрожь в теле, и особенно в руках, который до того тряслись как у заядлого алкоголика, понемногу проходила. Однако вампир затеял сумасшедшую игру…
- Ты каких сказок начиталась, детка?- Кая промолчала, угрюмо глядя на приближающуюся фигуру из-под чёрной чёлки.
- Может, и съем… раз меня не знаешшшь… - когда руки вампира легли ей на талию сзади, Кая чуть не вскрикнула от неожиданности. Тот перемещался так быстро, что даже сверхчувствительность была бесполезна. Дрожь возобновилась. Девушке казалось, что вот-вот, ещё чуть-чуть, и ноги подкосятся, и она здесь и сейчас умрёт от страха. Между тем, вампир продолжал, явно издеваясь над своей жертвой, доводя её до исступления:
- Кристофер, уважаемая. Сегодня такое холодное утро. Неужели ваше тело не мерзнет? Вас надо согреть, жаль, что я не могу подарить вам тепло… только вечный посссмертный холод… Посмею спросить, как ваше имя, милейшая? – Каю будто пыльным мешком по голове огрели. Судорожно вздохнув, и приводя свой голос в спокойное состояние, она кое-как выговорила, тихо, но твёрдо и ровно:
- Кая.
Кристофер же продолжал свою безумную игру. Он потянул её в сторону, легко и настойчиво, словно требовал потанцевать с ним. На ватных ногах Кая сделала шаг, ещё шаг, и вот уже он перед ней, с издевательской усмешкой, смотрит прямо в глаза. Сильные руки не выпускают её ладони, да и у неё нет сил вырываться и вообще что-либо делать. Всё-таки ужас – страшно сильная  вещь. Кто-то говорил, что власть держится на страхе – и теперь Кая полностью понимала, почему этот человек так решил. Запугивая свою жертву, вампир добивался полного контроля над ней, заставляя играть по своим правилам, и с каждым новым словом отрезая пути к отступлению. Внезапно захотелось плюнуть на честь расы, завизжать от ужаса, вырваться, пусть даже ценой сломанных рук, и убежать отсюда подальше – туда, где много народу, где Кристофер никогда не сможет её найти. И одновременно пришло понимание того, что такого мета нет ни на Земле, ни в измерении Тарнес, ни даже в параллельных мирах. Из ступора вывела очередная реплика вампира:
- Скоро начнется дождь, вы простынете, сударыня. Посмею спросить, от чего вы не спите? Ночь только ушла в свои покои, а вы здесссь. Неужто ассуры изменились в своих повадках, и перешли на сторону вампиров? – вампир доволен. Собрав остатки воли в кулак Кая почти шёпотом, чтобы голос не так сильно дрожал, ответила:
- Ассуры никогда не побратаются с вампирами! Я… Я просто привыкла вставать рано… - облачка пара от её дыхания, дрожавшие в студёном воздухе, быстро рассеивались, лишь на секунды прикрывая лицо мужчины. Кая чувствовала, как влажность резко повысилась, что предвещало скорый ливень, и немного расслабилась. Уже скоро… Однако слова Кристофера заставили её снова напрячься.
- Чувствуешь себя защищенной под дождем? Я тоже… - этот тон… Просто замораживал все внутренности, желудок сделал тройное сальто, а сердце забилось где-то в горле. То ли Кае показалось, то ли действительно температура повысилась… Через секунду она поняла, в чём дело. Это вампир пустил в ход магию огня. И вот тут паника, самая настоящая, накрыла с головой. Никто не знал, но Кая очень боялась огня. Одно лишь пламя зажигалки сводило её с ума, а телесный контакт с огневиком и вовсе мог заставить биться в конвульсиях. Краски перед глазами вмиг побледнели, словно в лес внезапно прокрался густой, как кисель, туман. Уши заложило, и всё пространство в голове застлало воспоминаниями, с таким трудом недавно загнанными в дальний уголок мозга.
«-Нет! НЕТ! Отпустите! Там мама и братик остались! – истерично повизгивающий детский голосок разрывал треск огня. Маленькие ручки тянулись к горящему дому, а сильная женщина, державшая маленькую девочку, уносила её все дальше от пожара, больно дёргая за волосы, чтобы та не смотрела. Повсюду слышались крики и звон оружия, небо было беззаботно-голубым, но маленькой девочке казалось, что идёт дождь, потому что щечки были мокрые от слёз. Она всё била женщину по плечам, извиваясь, как маленькая змейка, и кричала в исступлении:
-Мама! Мамочка! Пустите меня, я хочу к маме!»

Из ступора Каю вывела внезапная боль в шее. Болезненно ойкнув, она дёрнулась, поняв, что это вампир только что прокусил её кожу и пьёт кровь. Холодные губы обжигали кожу, делая глоток за глотком, а сил шевелиться не было. Повышенная тактильная чувствительность передавала мельчайшие подробности прикосновений, так что девушка словно видела со стороны, что там Крис делает. Всё произошло очень быстро, вампир напился и сам отпустил её, и Кая осталась стоять, понимая, что вроде бы должна умереть, но как-то не умиралось. Более того, ей даже хуже не стало – не напала слабость, не потемнело в глазах, ни-че-го. Только ранка неприятно пульсировала, и немного жгло место укуса. Видимо, вампир решил оставить её в живых… Он что-то говорил, но Кая не слушала. Сейчас хотелось только одного – нанести тому столько ран. Сколько сможет. Но, как назло, никакого оружия в руках не было, только вода вокруг.
Резко развернувшись, Кая собрала столько воды, сколько смогла удержать и обрушила её на вампира с силой, достаточной, чтобы сбить с ног любого разумного. Рванув с места вглубь леса, Кая бежала, не оглядываясь, воспользовавшись минутной форой. Мокрая насквозь одежда заметно утяжеляла общий вес, косы словно налились свинцом, потяжелев раза в два, хлюпающие кроссовки создавали определённые неудобства при беге.  Ассуры сами по себе очень сильные и выносливые, и благодаря этому, Кая могла бежать очень долго, но всё же не настолько, как вампир, и вовсе не знающий усталости. Когда воздуха совсем не стало хватать, она присела на какой-то трухлявый пень, чуть-чуть отдышаться. Из-за укуса, появилось чувство грязи и скверны. Девушка принялась ловить воду, и пыталась смыть с шеи это «клеймо», процедив сквозь зубы:
-Фу, гадость.
Напрягая слух и зрение, Кая стала вглядываться в темный подлесок, не желая пропустить приближения вампира. Она сделала лёгкое движение руками, и вся вода, скопившаяся в одежде, волосах, легла у её ног, в траве, а сама Кая стала сухой, как и была. Благодаря густым кронам, дождь уже не пробивался отвесной стеной, но всё же было достаточно влажно. Ожидание превратилось в муку, и Кая уже не могла сказать, выживет ли она после этой сумасшедшей игры.

+1

42

- Не побратаются? Так мы враги теперь, так?- На лице парня появилась маниакальная улыбка, а пальцы пробежались по черным волосам, а позже, ладони полностью закрыли лицо. Но это выглядело по-настоящему жутко потому, что это было больше похоже на то, что этот вампир сейчас просто сдерет свою кожу, словно маску. Он зашипел, немного наклоняясь назад, словно сейчас собирался сделать мостик без рук. Ему не нравилось, когда, к нему относились как части этих жалких вампирюг, что должны дружить с какими-то ассурами. Расовая дружба? Пф… надо судить по тому, что ты видишь перед собой, а не то, что когда-то сочинили идиоты сверху, разделив всех существ по расовому признаку. Значит, эта девушка очень болезненно относилась к своему народу, раз так отстаивала свое мнение. Ох, ну, что ж. Что там у ассуров? Им нельзя бояться. Прекрасно.
Но тут мысленный поток был прерван слишком нагло, чтобы после этого не пообещать нарушителю смертельной взбучки. Да, он ушел в свои размышления и получил так, что лучше бы, вообще в лес не ходил. Поток ледяной воды обрушился на парня с бешенной силой, откинув того на несколько метров. Фишер влетел спиной в какое-то дерево, которое вскоре жалобно заскрипело и затрещало. Ворон, что был неподалеку, оторвался от мяса и в момент прыжками оказался рядом с хозяином, который мешком рухнул на землю. О, да, если бы Фишер сейчас был человеком, он бы просто сдох, потому что его голова как-то странно была повернута на все 270. Громко хрустнув смещенными позвонками, руками вправляя их на место, Крис зарычал и резко встал, наблюдая за тем, как девушка удаляется в неизвестном ему направлении. Птица закричала и стала прыгать на месте, будто не решаясь залететь на плечо Кристофера. Вампир зло покосился на ворона, ясно давая понять, что лучше птичке оставаться на земле. Захрустели пальцы правой руки – тоже следствия такого сильного удара, а позже – неудачного падения. Кровь стекала по лбу, через левый глаз, добравшись до губ. Фишер сумасшедшее засмеялся, вспоминая прошлые безумства разделывания жертв на кусочки.
- Это было больно. Сууууууукааааа.- Ворон пронзительно закричал и, расправив свои шикарные черные как ночь, крылья взмыл в серое небо, тут же, как можно ниже спускаясь к земле. Дождь ударил сильнее и птица, тут же намокшая, спустилась на траву. Фишер нервно вздохнул, заканчивая хрустеть всем, чем только возможно. Прыжок, и он уже оказался рядом с тупой птицей и, взяв ее в руки, посадил под дерево, показывая жестом, что теперь стоит замолчать. Птица издала что-то похожее на утробный рык, но достаточно тихо, от чего Крис поморщился.
Позже, переведя взгляд с ворона, вампир зашипел и прислушался, куда эта особа могла улизнуть. Листья, хоть и прибитые дождем, поднялись над землей, указывая направления движения Кристофера, что был уже достаточно далеко от недавнего места пребывания. Шорох за спиной тут же перекрывал шум дождя, оставив Фишера наедине со своей ненавистью и диким звериным безумством. С уст чуть не сорвались такие шаблонные маньячные вопросы, как: «Ну, где же ты?», «Играем дааальшшше», «Я люблю прятки, но, когда я тебя найду, ты пойдешь спать… навечно» и так далее в том же духе. Глаза отливали чудовищно похожим на кровь цветом в темноте. Между тем, как подсказывал слух парня, эта особа остановилась. Вскоре, спрятавшись за дерево, Кристофер увидел Каю, что присела на пень под каким-то раскидистым дубом. Отлично. А вот теперь, пришло время играть дальше.
Вампир прыгнул на другое дерево, что было чуть ближе к девушке. Потом скачек на другую ветку, потом, еще… Так, с невероятной для человека скоростью, парень скакал по деревьям, иногда спускаясь на землю, пробегая несколько метров, выдерживая небольшие паузы, добиваясь эффекта присутствия везде, где только возможно. Дальше пошел шепот.
- Игра только началасссссь…- Оказавшись на том самом дубе над девушкой, почти неслышно прошипел вампир.- Ты – в моей паутине…- Кристофер уже был на земле, на мгновенье показавшись прямо перед Каей.- Я мертв… ты убила меняя…- Продолжал шептать Фишер, бегая вокруг несчастной.- Я везде…- Последнее было сказано немного громче и прямо на ухо ученицы. Вампир уже никуда не бежал, он просто стоял за спиной, рассматривая затылок, по которому ему так и хотелось заехать чем-нибудь тяжелым. Перед его глазами так и стояла картина, как он берет тяжеленный камень и со всей силы бьет им по голове девушки, превращая в пыль череп, рассматривая фонтан крови, что залила бы его одежду, а, считай, обезглавленное тело рухнуло бы ему под ноги. Он бы смеялся, так дико, что даже мертвые почувствовали себя неуютно. А потом бы он выпил ее кровь до конца. Такую вкусную… еще совсем теплую… кровь такой юной девушки…
Но тормоза все же сработали, что было очень тяжело, поверьте. Длинные пальцы коснулись плеча Каи, а после, со всей силы сжали его, так чтобы, ученица не могла сопротивляться, отвлекшись на боль.
- Это было больно, это было очень-очень больно, уважаемая!- Голосом шизофреника произнес Кристофер, чуть не поддавшись желанию залезть в голову девчонки, делая ее самые страшные сны реальностью. Ему так хотелось сделать этой девушке больно. Настолько, чтобы та сошла с ума. Но это было нельзя. Потом бы у него были проблемы. За ним следят, так что… да. Остановимся немного.
Парень вмиг оказался перед ученицей и заглянул в глаза. Кровь продолжала идти, создавая еще более жуткий вид, теперь Крис был реально похож на маньяка со стажем, который ни за что не оставит несчастную в живых.- За что ты так?- Эмоции в момент поменялись на совершенно противоположные, Фишер сейчас выглядел крайне огорченным. Создавалось впечатление, что он не хотел кусать Каю, но не смог совладать с собой. На некоторое время в воздухе повисла тишина. Сейчас с Криса ручьем лилась вода, сушиться он не стал, ему было не до этого, да и образ несчастного становился более полноценным. Кровь стекала по губам, по подбородку, капая на мокрый мех куртки. И признаться, это сильно раздражало. Но Фишер это никоим образом не показывал.- От меня не убежать, пока я сам тебя не отпущу…- Опять, сверкнув глазами в полутьме, Крис на секунду вернулся к сумасшедшему убийце. Но все быстро закончилось и на лице, вновь, появилось обычное выражение, ничем не выдающее настоящую сущность.       
- Оп, подожди.- Кристофер показал указательный палец правой руки, словно, показывая, что он сейчас просит остановиться на минутку, чтобы он сделал что-то. Левая рука легла на шею и резко потянула где-то в области шестого позвонка. Раздался снова оглушительный хруст смещенных костей. Вампир облегченно театрально вздохнул, прикрыв глаза, и опустил руки на колени девушки.- Так вернемся к нашей беседе.- На лице уже была спокойная отстраненная улыбка, а в глазах не читалось ровным счетом ничего, словно, ничего до этого не было. Ни укуса, ни этого водяного удара, ни этой погони и сумасшедшего зашугивания жертвы.- Благодарю за кровь и спасение моих дегенератов.- Парень усмехнулся и похлопал девчонку по коленке ледяной рукой.- Вы на зельеварение придете когда-нибудь, м?- Совершенно дружественно произнес последнее Фишер, сделав вид, что он самый добрый учитель на свете, с которым все только и делают, что дружат. Очков не хватало и книг в руках, и образ сделан, ага. Ну, еще бы кровь убрать с лица, но это уже дело второе.
- Прошу прощения, но я не хочу вас пугать.- Вампирюга совсем разошелся, примерив маску бесконечно раскаивающегося создания. Актер, он любил играть, создавая те или иные эмоции в душах собеседников. Он был протеворечив, это могло напугать, но эта сладкая улыбочка и несчастные, наполненные страхом перед самим собой, глаза могли, кого угодно запутать. Это же Крис, в конце концов…

Отредактировано Chris (2012-05-06 14:35:53)

+1

43

Кая слышала, как он приближается. Слышала, как Кристофер прыгает с ветки на ветку, как гнётся гибкое дерево, как где-то вдалеке зловеще каркает ворон. В долю секунды поднявшись с пня, она подняла повыше свой своеобразный водный щит, защищаясь. Однако чуткое ухо всё же не могла уловить местоположение вампира. Он был, казалось, везде, где только можно было быть, причём одновременно. Это пугало. И отвлекало. Кая никак не могла определить, куда нанести удар. Со всех сторон слышался маниакальный шёпот, сливавшийся с шелестом дождя, но достаточно различимый для того, чтобы ужасаться сумасшествию этого мужчины.
- Игра только началасссссь… Ты – в моей паутине. Я мертв… Ты убила меняя. Я везде…
Не сдержавшись, Кая выкрикнула в пространство:
- Неправда! Ты врёшь! Ты был мёртв с самого рождения! – чистая правда. Вампиры, в понимании ассуров не были полноценно живыми существами. Они могли не дышать – и никакие другие разумные не могли развить свои лёгкие настолько. Они могли бегать быстрее ветра – и никто не мог их обогнать, даже с помощью высоких технологий. Они были вечно холодны – и никто не мог согреть их сердца…  Вампир резко оказался прямо у неё за спиной, заставив вскрикнуть от неожиданности. Но прежде, чем она успела обернуться, холодные, цепкие пальцы ухватили её за плечо. Зашипев от боли, Кая даже прогнулась в сторону, но хватка не ослабла. Наверняка синяки останутся… Если повезёт. Вампир быстро обогнул её, оказавшись перед лицом. Он наклонился и заглянул прямо в глаза, жалобно спросив:
- За что ты так? – Кая растерялась. Вид у него был жуткий, пол-лица было залито кровью, глаза были тёмно-алыми, но в них стояло настолько жалостливое выражение, что впору было повязать ему на шею бантик и поселить у себя, каждый день поя молоком.  Немного подумав, Кая сказала:
- Мне было больно, когда ты укусил меня. И до сих пор жжёт. И пульсирует.  – сама того не осознавая, она перешла на «ты», забыв, что передней хоть и вампир, но всё-таки учитель. Её преподаватель зельеварения…  Да… Надо будет внимательно следить чтобы тот не отравил ее на уроке за столь неприятный душ. Но вдруг выражение его лица сменилось на маньячное. Столь же быстро – обратно. Словно он на минуту снял (или всё же одел?) маску. Это настораживало. Кая решила, что будет вести себя по ситуации, всё время оставаясь начеку. Кристофер хрустнул костями, заставив, в который раз уже за эти несколько десятков минут вздрогнуть. Неужели удар был настолько сильным? Или он ещё обо что-то приложился? Кая села, и практически в тот же момент ей на колени легли ледяные и мокрые руки. Ноги рефлекторно дёрнулись, Кая боялась поднять голову, опасаясь ещё раз увидеть этот невинный взгляд. Она показала не го губы:
- Ты взял мою кровь без моего согласия, я ударила. Баш на баш.
- Благодарю за кровь и спасение моих дегенератов. Вы на зельеварение придете когда-нибудь, м? – создавалось впечатление, что он её вообще не слушал. Кая хмыкнула.
- Как будто у меня есть выбор. – а ведь действительно, не было выбора. С одной стороны, из школы выгонят, а с другой… С другой кое-что посерьёзнее стояло. Вампир ведь мог начать её этим шантажировать. События в лесу, если  он её не прибьёт, будут Кае только на руку. Можно будет в любой момент добиться молчания этого разумного… В принципе, если бы не смертельная опасность, положение её не так уж и погано.
- Прошу прощения, но я не хочу вас пугать. – Кая пристально уставилась ему в лицо, не моргая. Она совсем запуталась, и никак не могла взять в толк, лжёт вампир, или нет. Тяжёлые мысли одолевали её. С одной стороны, насилие порождает насилие. Так что, если быть с ним учтивой, то может, и обойдётся…  А с другой – вампирам доверять не принято, уж очень они коварные существа. Безбожные. Нет у них ничего святого…
- Ммм… Ладно.  – это решение далось ей ужасно тяжело. – Только не двигайся. – она подняла руки и словно потянула что-то на себя. Вода, а заодно и кровь, будучи тоже жидкостью, словно отделились от Криса и растеклись большой мутной лужей в стороне. – Как бы мне это не аукнулось потом… - задумчиво произнесла Кая, закусив губу. 
Так они и сидели друг против друга. Оба брюнеты. Глаза в глаза - зелёные против алых. Его расслабленные руки на её напряжённых ногах. И вообще, это самое напряжение только что не искрилось в воздухе. Кая прекрасно понимала, что в этой игре на смерть ведущий - он. Может статься, что ему этот пост учителя на фиг не сдался, и он просто её сейчас убьёт тут, где все будут искать в последнюю очередь, и сбежит. И никто не найдёт его. Как тогда… Никто не нашёл виновника поджога. Все знали, кто это был, но не нашли, сколько не искали.
Воспоминания опять бились в черепную коробку, пытаясь вырваться наружу, но Кая упрямо замуровывала их куда подальше. В горле пересохло только от того, что Кристофер – маг огня… И сейчас её собственная жизнь была призом в этой безумной стратегической игре. Выиграет она – приз останется при ней, выиграет он – и Мать Природа заполучит её тело, а душа отправится к маме с братом. Мысль что она сейчас сидит одна, в лесу, с магом огня, всё не давала ей покоя. Кае становилось труднее сдерживать страх. Она стала потирать татуированные запястья – была у неё такая привычка. Пряча глаза, она пыталась отвлечься от страха разглядыванием татуировок, которые и так знала наизусть. Она не решалась убрать его руки с колен – а вдруг разозлится? В голову пришло сравнение с минным полем – один раз оступишься и всё. Не жилец.
Кая переключилась на футболку. То сжимая её, то отпуская, комкая ткань, она старалась изо всех свои девчачьих сил унять сердцебиение,  восстановить дыхание, и вообще всеми мыслимыми и немыслимыми способами не поддаться истерике. В конце концов, организм, находящийся последний час в непрерывной стрессовой ситуации, не выдержал. Нервы сдали. Раздался треск ткани и Кая чертыхнулась, мельком глянув на вампира. Похоже, его вся эта ситуация забавляла.
- Варфоломеевская ночь… - своеобразно выругавшись, Кая сцепила руки. Футболка чуть-чуть надорвалась по шву. Довёл-таки.  – Я сейчас с ума сойду…
Неприятно было ощущать холодные руки на своём теле, которые в любую секунду могли вспыхнуть огнём. Жутко. И…  Как-то странно. Странно, что он вообще оказался в этом лесу, что напал не неё, что стал учителем в Колыбели… Кстати.
-Мы пойдём обратно? Во имя Матери Природы, ну скажи, что пойдём! – взмолилась про себя девушка.

Отредактировано Ash (2012-05-07 06:44:41)

0

44

Крис пропускал мимо ушей почти все ответы девушки, наблюдая за тем, как медленно, но верно, сдают ее хрупкие нервы. Это было интересно. Так весело наблюдать за очередной жертвой, что он загнал в клетку. И даже не нужно показывать свои способности в области страха. Этого просто не требовалось. Эта девочка уже была напугана настолько, что в любой момент была готова упасть на землю и забиться в истерике. Фишер совершенно не жалел ее. Она была слаба, а у ассуров испугаться – значит, потерять все и стать изгоем. Он, признаться, не особо положительно относился к этому, ведь есть банальная псионика страха, которой невозможно противостоять. Кристофер и сам не мог избавиться от побочных эффектов этой способности, сходя с ума. Его поведение сейчас – частичная заслуга псионики страха, коей он владел.
Ему нравилось управлять чувствами и эмоциями этой девушки. На ее лице было видно, что она не понимает, что происходит, в итоге, окончательно запутавшись в поведении вампира. Крису так и хотелось, чтобы та подняла белый флаг, в принципе, так и получилось, когда треснула ткань на футболке. Внутри все ликовало, внешне же это лишь отразилось в тихом смешке и улыбке в 32 зуба. Его глаза горели от внутренней удовлетворенности, как бы он этого не скрывал. Но все же за одну вещь он был ей благодарен, Кая смыла эту липкую кровь, которая мешала нормально смотреть, да и вообще создавала достаточно неприятное ощущение на коже. И уже за это Фишер стал запихивать свою маньячность куда подальше. Но тому, как сдали нервы у этой девушки, он радовался как ребенок.
- Варфоломеевская ночь…- Сорвалось с уст Каи, и Крис хитро посмотрел в зеленые глаза брюнетки. Та ночь была достаточно интересным событием, говорят, там тогда еще и вампиры полегли. Но это отдельная история, которую он слышал много лет назад от очевидцев. А вообще, неплохой фразеологизм. Победа над противником бесчестными методами. Ну, в принципе, достаточно неплохо подходит к нынешней ситуации.
- Тогда было ужасное время.- Заменив, как бы ни хотелось, слово «прекрасное» на «ужасное», Кристофер все же убрал ледяные ладони с коленок девушки.¬- Победа бесчестными методами? Как-то несправедливо, ты мне голову свернула и сломала несколько пальцев. Это было болезненно. А я тебя всего лишь укусил.- Холодно продолжил Кристофер, оставаясь сидеть на корточках, и смотря в глаза Каи. Ему надоело играть. Теперь он просто хочет поговорить. Тадаам… Вот такой этот Кристофер Фишер. Когда ему становилось скучно гонять жертву по лесам, он уже немного этой жертвы пожевал, то ему хотелось «задушевно» поговорить. И пойми, что в голове у этого существа творится. Однозначная клиника.- С ума сойдешь? Пф… поверь, я и покруче тушек видел. Так по лесу носились.- Крис рассмеялся, указывая рукой куда-то в небо.- Так бегали, так бегали. И в истерике бились, мол, не убивай, братюнь, женщин, детей, бобров, но только не меня.- Сейчас Фишер выглядел достаточно дружелюбно.- При этом я еще даже сделать ничего не успел. Просто сказал, что я вампир, когда у меня расу спросили. Это так смешно было.- Кристофер подпер ладонью подбородок и оперся рукой о коленку.- И так унизительно… пф…- Вздохнул парень и немного нахмурился, уже даже не смотря на собеседницу. Ему больше не хотелось ее пугать, он уже поразвлекался, сделал утреннюю пробежку, поел, так что теперь можно и поболтать.- Страх вообще делает любого достаточно тупым, чтобы действовать адекватно. Вот вас, ассур, достаточно неплохо воспитывают. Вы поспокойнее многих будете.- Вампир усмехнулся, разглядывая подранную каким-то животным кору дерева.
Вопрос про уход достаточно странно выглядел по нескольким причинам. Во-первых, дождь, чтоб его, лил как из ведра и не собирался заканчиваться в ближайшее полчаса. Во-вторых, обратно… КУДА, ОБРАТНО?! На ту поляну, аль в школоло? Ну, как ты, милая, прикажешь? В руки себя возьми, девушка! Крис не любит овечек. Он их ест с особым пристрастием.
Фишер в очередной раз усмехнулся и перевел взгляд своих алых глаз на Каю.- Ты промокнешь. Заболеешь, а потом мне за тебя еще ответ держать, потому что я тут был.- Парень улыбнулся, показывая свои острые клыки, это было, признаться, непроизвольно сделано.- А еще у меня птичка промокла и там сидит в одиночестве со своей едой. Промок ворон, пока за тобой летел, чтобы глаза скушать.- Черный юмор – такой черный и такой юмор. В особенности у Кристофера. Это его фишка такая, его фирменный знак. Говорить о хорошем, спокойно, а потом сказать про птицу, которая глазные яблоки жрет.
Наступила мертвая тишина, которая в момент разрушилась благодаря шуму дождя, который, к слову, только усилился. Фишер вздохнул, посмотрев на это и просто сел на траву, поняв, что он так еще долго здесь проторчит. Огонь использовать, тратя лишний раз свои силы, он не собирался.
- А, кстати. Если ты решила меня шантажировать этим укусом и тремя глотками крови, то это ты сделаешь определенно зря. Я тебя не убил. Ты была вкусной, а потом ты мне переломала кости своим потоком воды. Если бы я был не таким живучим, я бы просто умер. А там было дерево с ветками. И есссли бы меня пришшшпилило к одной из них, ты бы сссстала охотником на вампиров, где твоей первой жертвой был, как раз, я.- Говорил это парень нехотя. Ему нужно было прояснить всю ситуацию, но говорить о том, что она его по-настоящему чуть не грохнула от неожиданности, он не хотел. Вампиры уязвимы в плане дерева. И вообще их частенько убивает случай, а не охотники. Упал, а там ветка из земли торчала. Осиновый кол в сердце и вуаля! Да, это определенно интересно. Но Фишер, что любопытно, вообще к смерти относился, как к чему-то скучному. А поэтому умирать просто не хотел, мечтая уничтожить всех вокруг, чтобы ему на том свете было веселее. Эгоистично для себя. Логика, в принципе, существовала, только она была достаточно жуткой. Кристофер не боялся смерти. Он ничего не боялся. Его кошмары состояли из воспоминаний, его мучений, когда он еще был более-менее нормальным. Прошлое – то, о чем он не хочет вспоминать. Слишком уж много он прожил по собственным меркам.

Отредактировано Chris (2012-05-07 09:10:56)

0

45

Сколько может бояться любой разумный? На самом деле, не очень много. И однажды наступит момент, когда умное существо, по имени организм, просто-напросто отключит механизмы страха.  Ведь он, по своей природе – просто гормон, вырабатывающийся в стрессовой ситуации. Но он не может генерироваться вечно. Вот и Кая, до поры до времени, прятала дрожь алкоголика в руках, коря себя за то, что сунулась в этот лес, и клянясь всем божествам, что больше сюда не пойдёт, даже под страхом смертной казни.  Между тем, вокруг ощутимо похолодало, а гроза только-только развернулась во всю мощь. Теперь даже в ельнике, где они сидели, сквозь густые лапы деревьев просачивался моросящий неприятный дождь.  Волосы и плечи снова намокли, через разошедшийся шов под футболку пробирался морозный ветерок. Ассуры были устойчивыми к холодам, но всё-таки теплолюбивыми существами. И, вампир был прав, от длительного пребывания в холодном влажном месте можно было подхватить простуду. Конечно, не такое уж большое несчастье – простуда, у выносливых ассуров она проходила дня за два-три, и всё-таки, валяться в кровати и глотать таблетки не очень-то хотелось…
Кае всё ещё было страшно. Настолько, что она уже почти готова была плюнуть на честь рода, и с воплями убежать в Колыбель ради спасения своей шкурки, забиться куда-нибудь в угол, и не вылезать до конца дня. Но тут на помощь пришёл вампир, возжелавший снова позабавиться со своей и без того зашуганной жертвой.
- С ума сойдешь? Пф… Поверь, я и покруче тушек видел. Так по лесу носились. Так бегали, так бегали. И в истерике бились, мол, не убивай, братюнь, женщин, детей, бобров, но только не меня. –Кая не поняла, было ли это «предзнаменование скорой смерти», или что-то ещё. Например, просто издевательство. Очередное. Кристофер же продолжал увлечённо рассказывать о том, какой он бедный-пребедный, несчастный-разнесчастный, об дерево стукнутый:
- Ты промокнешь. Заболеешь, а потом мне за тебя еще ответ держать, потому что я тут был. А еще у меня птичка промокла и там сидит в одиночестве со своей едой. Промок ворон, пока за тобой летел, чтобы глаза скушать.- именно эта фраза стала ключевой в доведении ассура до ручки. Она до смерти напуганными глазами взглянула на ухмыляющегося вампира, а потом уронила голову на руки. Плечи затряслись, послышались сдавленные стоны и всхлипы.  Кая сорвалась. Причём сорвалась, не осквернив рода. Потому что, когда она подняла голову, то в глазах не было и намёка на слёзы. Девушка истерично смеялась. В лицо Кристоферу.
А потом…
Потом словно щёлкнул какой-то выключатель в голове. И не осталось ничего – ни страха, ни отчаяния, ни паники, что недавно накрывала её с головой. Вместо них пришло вселенское спокойствие. Не апатия, не отрешённость, не обречённость, а просто спокойствие. Видимо, именно сейчас умный организм вырубил все механизмы защиты, дабы неразумная хозяйка не надумала свихнуться. Кае стало просто пофиг на всё вокруг – на мага огня, по совместительству вампира, на дождь, попахивающий болезнью, на злобную птичку, страстно жаждущую выклевать её глаза. Всё, баста. Финита.
Вампир  что-то там говорил, но девушка не слушала. Кому это надо? Она занялась безучастным разглядыванием вещающего вампира. Обычной внешности, ничем не отличающейся он нескольких сотен похожих на него разумных… Брюнет, только что глаза красные. Хотя, современная молодёжь так любит менять внешность, что цветные глаза – не новинка. Рубашка, брюки, туфли, в которых, наверняка, неудобно бегать по лесу… Куртка с мехом, который недавно слипался от крови, и фиг отстиравшийся бы, не убери Кая великодушно её оттуда… Нереально бледный, сытый и довольный безумец.
Кая настолько обнаглела, что принялась рыться у себя в карманах, естественно пустых, перебирать волосы, пересчитывая петли кос, и оглядываться по сторонам. Психика отключилась, зато вернулись физиологические потребности, в частности на покушать.  Ему хорошо, он сыт. А мне что делать? Тут нет ничего съедобного… Осень, ягоды уже пропали, а яблоки ещё не появились. Да и какие в ельнике ягоды?! Желудок жалобно заурчал. Хоть бы мышка какая пробежала… Ассуры не были кровожадными, но и не брезговали мелкой живностью, чтобы заглушить сильный голод. А Кая сегодня с утра только яблочко и съела. Ну что такое яблоко для молодого, растущего организма? На пне росли грибы-трутовики, которые при всём желании есть было нельзя – будешь потом через каждые полчаса бегать к белому другу всея человечества. Чтобы отвлечься от мыслей о еде, Кая снова стала рассматривать уже замолчавшего вампира. А вот интересно, сердце у него работает? Если нет, то как же кровь из ран вытекает? И вообще, как они тогда живут – мёртвые? И как так получается, что они могут бегать быстрее оленей? Кстати, на ой поляне был олень… Оленина… Тьфу, чёрт! 
Решив, что хуже уже не будет, а о еде она возможно и думать забудет, Кая спросила:
- У тебя сердце бьётся?
Пока она ждала ответа, стало ещё холоднее, и Кая основательно подмёрзла. Она поставила ноги на пень, прижав колени к груди и обхватив их руками. Замёрзли руки, плечи и нос. Уткнувшись лицом в ноги, так что были видны только глаза, она с прищуром смотрела на вампира, и думала. Что есть сердце? Орган, перегоняющий кровь и поддерживающий жизнь, или те чувства, которые мы способны испытывать – сострадание, милосердие, нежность, любовь, тоску и прочее? Кая склонялась к первому варианту… Потому что, если бы второй, то не было бы таких разумных, как появились в её деревне после войны, когда орудовали разные группировки, не желавшие мириться с её окончанием.  А раз так, то у неё есть ради чего жить. Я хочу раз и навсегда прояснить для себя этот вопрос… Она пробубнила в задумчивости:
-Найти его, вскрыть грудную клетку, и проверить, есть ли у него сердце… - с улыбочкой на манер Гуинплена, она подняла голову и резко посерьёзнев, подняла голову, наклонившись влево.  Среди крон был виден кусочек неба, практически чёрный.
-Ещё долго…
В лесу стало совсем темно, и только по-кошачьему зелёные глаза ассура, с вертикальным зрачком, да красные глаза вампира, похожие на тлеющие угли пересекались взглядами в этой утренне-грозовой полутьме.

Отредактировано Ash (2012-05-09 12:26:08)

0

46

Крис закатил глаза, когда увидел, как девушка стала всхлипывать и уронила голову на руки. Эти стоны-всхлипы, конечно, прекрасно, только уже Фишеру этого не хотелось. Ему было противно, но одновременно весело наблюдать за Каей, которая пыталась сдержаться, чтобы не впасть в истерику. А тут… слишком уж быстро эта девчонка сорвалась. Подняла голову, истерично посмеялась и успокоилась. И кого она хотела этим удивить? Пф… Кристофер щелкнул языком, как-то лениво наблюдая за действиями девушки. Ничего интересного. Срыв – это уже окончание, там не было чего-то яркого и веселого. Спичка потухла и больше не загорит. Становилось скучно. 
И так прошло какое-то время. Фишер просто наблюдал за тем, как его собеседница наблюдает за ним, параллельно думая о чем-то явно своем. На улице был уже настоящий ливень и теперь Крис был больше похож на мокрого черного кота почти под два метра высотой, нежели на обычного вампира. Ему было без разницы, как он был одет. Его окружал вечный холод. А куртка становилась тяжелой от воды, хотя и не намокала. Поэтому уже через мгновенье, он снял вещь и положил на траву рядом с собой. Но ему было все равно до этого, потому что он недавно поел и немного утолил свой голод. Конечно, не настолько, чтобы несколько дней сытым ходить, но на несколько часов ему однозначно хватит.
- У тебя сердце есть?- Этот вопрос просто заставил впасть в истерику Кристофера, заметно подняв тому настроение. Что есть сердце? Орган, который качает кровь. Ничего больше. То, что называют обычные существа «сердцем» - есть чувство, которые Фишер никогда толком не испытывал. У него не было «сердца». Нет, и никогда не будет. Оно умерло слишком давно.
- Нет у меня сердца.- Просмеявшись, ответил вампир и захрустел костяшкам на руках. Ему, правда, было забавно слышать это от какой-то малолетки по его меркам. К его годам любые чувственные органы уничтожаются. Их просто нет. После пятидесяти лет уже не остается чувств, любое долгоживущее существо становится пустышкой, переходя в стадию, либо окончательного ничтожества, либо эгоцентричного правителя. Кристофер был вампиром. Нет, он был самим Сатаной и этим был доволен. Зачем ему вообще сердце? Оно не нужно жестокому правителю.- Захер это чувство?! Могу ли я у тебя спросить, девчонка?- Парень усмехнулся, сверкнув алыми глазами.- А у тебя есть совесть?- Вампир рассмеялся.
- Вскрыть грудную клетку и посмотреть?! Ты найдешь этот орган, который перегоняет кровь. А вот совесть… Хах, ты не найдешь этого хомяка. Потому что совести НЕТ. Найди мне ненависть, найди мне любовь, найди мне голод, найди мне привязанность, найди мне желание. Их нет, я проверял. Вы все такие скучные, в вас ничего нет, кроме крови и мяса. Жалкие тушки.- Кристофер посмотрел на Каю, которая прижала ноги к груди, явно замерзнув. Если бы Фишер был живым, он бы вставил, что чтобы согреться, нужно раздеться, а потом… Хах, но он был вампиром. Холодным, а теперь еще и мокрым. Но он был магом огня, а заболеть даже ассуру, которые по своей природе вообще быстро выздоравливают, он не мог дать. А поэтому резко выставив ногу прямо опираясь на этот трухлявый пень, вампир протянул руки и схватил девушку за кисти, со всей силы потянув ее на себя. И вот, уже совершенно картина разворачивалась под раскидистым дубом. Считайте этого парня извращенцем, вы будете абсолютно правы. Через мгновенье куртка, которую не так давно снял с себя парень, оказалась на плечах ассура. Но тот факт, что Кая сейчас лежала на Кристофере, был намного ярче всего, что происходило раньше.
- Холодно?- Крис усмехнулся, заглядывая в изумрудные глаза собеседницы.- У тебя есть возможность не помереть от холода.- Вампир отвел взгляд в сторону. Эта безэмоциональная девушка ему становилась скучна. Может та проявит хоть чуточку любопытных эмоций? Или она такая же, как и все?
- Хочешь проверить, есть ли сердце? Как орган оно существует у каждого. А как чувство, оно уже давно мертво. Это старо и скучно, девочка. Ты должна это понять раньше, чем умрешь. Потому что тогда легче убивать и получать от этого удовольствие. Тогда уже перестаешь относиться к ощущениям как к чему-то важному. Запомни, этого не существует. Это вы – жалкие создания придумали это все, чтобы не чувствовать себя пустышками и отвлекать от действительно важных вещей.- Кристофер пробежался пальцами по талии девушки и поднялся выше, прижимая к себе легкое тело. А вскоре, он развернулся, оставив Каю на земле. Он смотрел на нее, обнимая. На шее красовалась небольшая рана от его зубов.- Отвлекаясь на холод, ты не видишь, где твоя настоящая опасность. А ты же оказалась такой вкусной. Впрочем, я сегодня добр.- Кристофер улыбнулся и посмотрел, вокруг. Они еще находились в более сухом месте, чем могли быть.– Эта опасность может по-настоящему согреть тебя.- Вампир долго смотрел на полянку, буквально залитую дождевой водой, а потом опять перевел взгляд на девушку.- Согреть тебя дотла… Не оставляя даже пепла…- Фишер усмехнулся, оставаясь в том же положении, в котором был, не пытаясь даже поцеловать ученицу. Ему просто хотелось себя развеселить, понаблюдать за реакцией этого нового робота. Неужели все, срыв произошел и за ним больше ничего не последует? Это любопытно, знаете ли…

+1

47

Объяснения, насмешка и ирония… Только это и слышала Кая от Криса всё время. Как же ты будешь учить детей? Там ведь вечные: «А почему?», «А зачем?», « А что будет, если…?»… Не понимаю.
-Ты невыносим. – она часто слышала такие слова, но никогда не думала их произносить. И вот теперь пришлось. Превратности судьбы – такие неожиданные. Стоило оказаться в неподходящее время в неподходящем месте – и вот, пожалуйста, она уже в сетях этого вампира. Ха, ха, и ещё раз ха. Наверное, так чувствуют себя утопленники – казалось бы, вот оно: небо, свобода, жизнь… Ан нет. Подниматься вверх нет смысла, потому что ты мёртв,  вода давит на грудь, как подавляет поведение Кристофера. Он был прекрасным стратегом и психологом – медленно, но уверенно и точно отрезал ниточки, ведущие к спасению. Постепенно и безвозвратно топил в безнадёжности. И в итоге ты варишься в собственном соку – в своих мыслях, метаниях. Пытаешься распутать этот клубок. Но тщетно. Отчасти он прав… Всё это – эмоции и чувства – пустое. Не нужно зацикливаться на них, но… Но без них жить неинтересно.
-Значит, ты неправильно проверял. И к тому же, выбрал самый простой и скучный путь – живя без совести, ненависти, любви, голода, желания, ты не живёшь. Так, существуешь. Убив, ты не испытываешь ничего, и твои слова о наслаждении – ложь. Ты сам жалуешься, что тебе вечно скучно… Но отчего ты так свято веришь, что все вокруг – ничтожества?! – последние слова Кая почти что выкрикнула в лицо Крису. И в мгновение ока оказалась на земле. Ну, не совсем на земле. На Кристофере.   
Его пальцы лежали у Каи на талии – холодные и мокрые. Вместе с ними по телу пробежался склизкий холодок и приятная щекотка. И… Раздражение. Неожиданно! Рассуждения Криса о ней, как о еде и маленьком ребёнке очень ей не нравились. И пока временно пропало чувство страха, Кая высказалась:
-Я не младенец, и тебе нет нужды звать меня «девочкой» - произнесла Кая с презрением. -Ты же знаешь моё имя, Криссстофер – она и сама первый раз назвала его по имени, при этом как-то по-змеиному прошипев. Что-то дикое и чужое для Каи творилось на этой полянке. Она же ясно помнила, что буквально пару часов назад он укусил её, стращал, как мог, загоняя в тупик, и вот теперь они сидят чуть ли не в обнимку… Кая была воспитана так, что с детства знала, что ей придётся стать следующей главой селения. И знала, что ей не нужно выбирать, привязываться, любить – традиции всё сделают за неё. В день инаугурации юноши деревни будут соревноваться за почётное право стать её мужем. Так что единственный мужчина, от которого исходила инициатива, был отцом Каи. С остальными девушка дел не имела, и такие ощущения ей были в новинку.
Она чувствовала разницу температур -  по сравнению с вампиром она была горячей, чувствовала запах, исходящий от него – леса, мокрой ткани, оленя, её собственный, и совсем чуть-чуть – искусственный. Парфюм? Кристофер же продолжал:
-Отвлекаясь на холод, ты не видишь, где твоя настоящая опасность. А ты же оказалась такой вкусной. Впрочем, я сегодня добр. Эта опасность может по-настоящему согреть тебя. Согреть тебя дотла… Не оставляя даже пепла… - Кая взорвалась просто фейерверком эмоций. Там было всё: гнев, страх, любопытство, азарт…  Сгореть в огне – красивая смерть. Если бы не одно но: агония. По сравнению с этим, вся остальная боль – детский лепет. Так ей казалось.
Конечно же, первым желанием было вырваться и смыться куда подальше. Однако… До Каи начали, кажется, доходить правила игры. Чем неординарнее реакция – тем довольнее вампир, чем он довольнее, тем Кая живее. Может, она ошибалась, но пока всё, что происходило, успешно подстраивалось под эту теорию.
-Ты не посмеешь! – с вызовом, как говорила в деревне, когда брала на «слабо» сказала она. –В конце концов, я не согласна! Мне нельзя! – конечно, останься деревня без старейшины, а отец – без единственного ребёнка, на Кристофера ополчилось бы вся ассурская братия. Да ещё и вампиров бы подключила – с ними у них мощное экономическое сотрудничество. Аристократы любят разные цацки, и готовы выкладывать за них сумасшедшие деньги, а ассуры в свою очередь – прирождённые ювелиры, лучше в целом миру найти трудно. Безрезультатно пытаясь выползти из-под вампира. Кая, в конце концов, сдалась, и, выдохнув, скрестила руки на груди и, вздёрнув нос, отвернулась от Кристофера. Мол, «вампиры и ассуры никогда не побратаются».
Холодный сентябрьский день отвоёвывал у Каи своё законное тепло. Ассуры сами по себе отличаются пониженной температурой, а теперь ещё и дождь с ветром подключились. Честно говоря, Кая сейчас мечтала о горячем душе, или на худой конец, батарее центрального отопления. Пальцы задубели, не говоря уже об ушах и носе – их она вообще не чувствовала. В последнем, кстати, неприятно свербело…
-Апчхи! – громко чихнула Кая. Дооожили… Потребую у него потом компенсации за угробленный иммунитет.

0