Школа «Колыбель Стихий»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Школа «Колыбель Стихий» » Захоронения тем » Кабинет Боевой магии


Кабинет Боевой магии

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

Довольно большое полукруглое помещение с высокими потолками, в приятной фиолетово-вишнёво-бежевой гамме. Естественно, цвета не яркие, а приглушенные.
Парты располагаются полукруглым амфитеатром, в шесть ярусов. На полукруглой стене помещения нет ни одного окна, лишь кованые медные подствечники с длинными свечами, которые никогда не сгорают. Фактический хозяин кабинета подколдовал.
Соотвественно, все окна располагаются на прямой стене - высокие и сравнительно узкие, шесть штук, в учебное время всегда закрыты тяжелыми шторами. Между окон стоит множество массивных дубовых шкафов с книгами и различным холодным оружием. И где-то среди этих шкафов и окон, на небольшой возвышенности, стоит преподавательский стол, довольно большой, часто заваленный книгами. Стулом служит кресло, которое при необходимости может превращаться в кушетку.
Между партами и учительским столом остаётся много пространства. За счет того, что парты располагаются полукругом, свободное пространство походит на арену, и обычно используется как раз для проведения учебных боёв или просто демонстрации каких-то боевых элементов.
Есть ещё и вторая комната - дверь, ведущая в неё, располагается между двумя шкафами. Это небольшая комнатка с кушеткой и шкафчиком, в котором располагаются бинты и медикаменты - всё же, предмет травмоопасный, а смысл ходить до медпункта есть не всегда. Кроме того, здесь можно найти кое-какие съестные запасы. Кельвин любит изредка попить чаёк вместе с учениками... после занятий или вместо чужих занятий...

0

2

>>>Главный холл

По коридорам они с Аланом большее количество времени молча. Лишь изредка Кельвин, идущий на полшага впереди, указывал на запертые двери и пояснял, что за ними находится. Вообще столько продолжительное молчание - весьма редкое явление для болтливой сущности огненного, но сегодня он самоотверженно решил не мешать Алану разбираться с картой и запоминать дороги - это ему ещё пригодится.
Сейчас в учебном корпусе было на удивление тихо - этакое затишье перед бурей. Потому что завтра тут уже будет такой шум... Химмель всегда безумно радовался тому, что в его кабинете хорошая звукоизоляция - он вообще весьма ревностно относился к своему предмету, хотя на первый взгляд и не скажешь.
Кабинет Боевой магии находился в конце коридора. Кельвин остановился возле массивной двери и придержал за локоть Алана, который так увлёкся картой, что мог и случайно врезаться в закрытую дверь. Я бы непременно врезался...
-Ну вот и моя скромная обитель. Если это место можно так назвать, - произнёс он, извлекая из кармана связку ключей, поворачивая один из них в замке и толкая дверь от себя, пропуская Алана вперёд и входя вслед за ним.
Захлопнув дверь, он огляделся с довольной улыбкой и с явным наслаждением вдохнул в себя воздух, пахнущий пылью и воском.
В помещении действительно было темно - пламя свечей было сильно приглушено и освещало лишь небольшие пятачки стены вокруг подсвечников, а света, пробивающегося через шторы, хватало как раз на то, чтобы были видны очертания всех предметов, находящихся в кабинете. Разве что шкафы были заметны не сразу.
-Ну как? Здесь достаточно темно? - осведомился Кельвин, направляясь к своему столу и кидая на него ключи, отчего в воздух взлетело облачко пыли, - только тут подозрительно пыльно. Уровень пыльности превзошел все мои ожидания, - весело хмыкнул он, ладонью стирая пыль со стола. Хорошо что эту проблему зимой решить было просто - он настежь открывал окна, и пыль как-то разгонялась по комнате и становилась почти незаметна.

0

3

Главный холл ----->

Южная башня... Восточная, Северная, Западная... Солнца и Луны? Обитель правящих знаний сих? Либо снова помещения для поступления информации в пределы понимания...
Алан шёл, уткнувшись в карту, иногда отрываясь и поглядывая на окружение, проходы, перекрёстки, а затем и двери. К каждой из последних прилагалось ещё и краткое описание - очень кстати вампиру попался собеседник, который мог, а главное, действительно провёл экскурсию по школе. Судя по карте и ориентируясь на слова Кельвина, сейчас они проходили среди учебных кабинетов. Пока что уроки не начались, потому здесь было достаточно пусто, двери закрыты и никто не проходил по коридору.
Редфилд был практически уверен, что его собеседник окажется преподавателем стихийной магии у огненных, яркий облик жителя страны Солнца мужчины сбил вампира с толку. Но в конце концов, это было не так уж важно, с началом занятий, эти аспекты неизвестности прояснятся.
Теплое прикосновение - вампир сразу же обернулся, а после снова бросил взгляд на карту.
- Путь окончен. - понял он. Кельвин же открыл дверь, после чего Алан шагнул внутрь, с любопытством осматриваясь. Здесь на самом деле было необычно темно для учебной аудитории. На окнах висели тяжёлые шторы, видимо, довольно часто здесь требовалось отсутствия света, иначе, обошлись бы обычными жалюзи. Следующим сильным впечатлением была обещанная пыль. Глядя, как облачко после брошенных ключей неспешно осаждается обратно, он решил, что ожидания его не обманули. Быстрыми шагами пролетев до середины кабинета и развернувшись там, с радостной улыбкой, что снова были видны клыки, обернулся к рыжеволосому.
- Тьма властвует здесь! Но отчего свет не впускаешь в его обитель?
Парень прогулочным шагом обошёл пару шкафов с книгами и остановился напротив третьего с оружием. Острые лезвия различных ножек тускло блестели в темноте. Алан сбросил капюшон с головы, встряхнув тёмными волосами. Пару минут он молча смотрел на оружие, после чего вернулся поближе к хозяину кабинета и уселся на один из столов.
- Вы тот, кто будет готовить тело и дух к неизбежным последствиям несхожести интересов и противоречия целей? - поджав одну ногу, вампир уставился на собеседника, снова склонив голову вбок.

0

4

Судя по реакции вампира и его широкой белозубой и клыкастой улыбочке - обитель знаний пришлась ему по душе.
-Ну... Во время занятий тут, как правило, светло, - пожав плечами, отозвался он, обводя задумчивым взглядом ряд шкафов, будто что-то могло пропасть из них. Но всё было на месте - и это не очень-то удивительно. Кому нужны сейчас эти железки? Спокойной время... Прелесть.
-А такая темнота во внеучебное время - это уже мои причуды. Не хочу, чтобы здесь было слишком много солнца без моего ведома... - чуть нахмурившись, продолжал он, возвращая взгляд на вампира и улыбаясь:
-Ну да, я тот самый... Но всё равно надеюсь, что смогу научить главным образом тому, как обходиться без таких неприятных последствий, требующих применения силы. Ну или хотя бы вбить в юные головы то, что не стоит кидаться на каждого, кто тебя чем-то не устроил только потому, что ты можешь это сделать...
Химмель говорил тихо, едва ли не полушепотом - но в тишине аудитории его всё равно было прекрасно слышно - да и акустика здесь была неплохая.
-Не хочу, чтобы все эти знания приносили вред кому-то кроме тех, кто этот вред заслужил. - Закончил он пояснение, задумчиво вертя между пальцами нож, который также нашелся на столе. Кажется, в прошлый раз Кельвин кощунственно использовал его для того, чтобы открыть консервы. Уж очень рыбки захотелось.
-Ну и какое у тебя сложилось впечатление о школе, юный вампир? - поинтересовался Кельвин, вновь возвращая на лицо улыбку, которая на время исчезла, и прислоняясь спиной к столу, опираясь на него свободной рукой а во второй продолжая вертеть нож.

0

5

-Ну... Во время занятий тут, как правило, светло.
Алана заметно огорчили эти слова. Но то было очевидно - не будут же уроки проводиться в темноте? Таким образом вампиру нужно будет постараться найти себе в каждой аудитории место, куда не будет попадать солнце. Ведь все занятия проводятся днём и если постоянно пропускать их, смысла поселяться в этой школе не было.
При словах о солнце собеседник почему-то нахмурился, что вызвало немало вопросов у неудавшегося детектива, которые он предпочёл пока придержать при себе.
-Ну да, я тот самый... Но всё равно надеюсь, что смогу научить главным образом тому, как обходиться без таких неприятных последствий, требующих применения силы. Ну или хотя бы вбить в юные головы то, что не стоит кидаться на каждого, кто тебя чем-то не устроил только потому, что ты можешь это сделать...
Маскарад... - сразу ассоциация в голове. - Вести себя как человек, не убивать, не нарушать законов смертных... у них на глазах. Тебя не должны заметить.
-Не хочу, чтобы все эти знания приносили вред кому-то кроме тех, кто этот вред заслужил.
Маскарад...
Улыбка исчезла с лица вампира, так же задумчиво он смотрел на нож в руке преподавателя боевой магии.
- Тогда не уверен, что знания принятые из твоих учений, окажутся новыми для меня. - голос, до того звучавший восторженно громко, теперь тоже снизошёл до шёпота. - Невинных трогать нельзя. Но если на тебя наставили дробовик - можно спокойно осушить, снять кожу, ударить и удрать... - оттарабанил странную, заученную где-то фразу.
-Ну и какое у тебя сложилось впечатление о школе, юный вампир?
Юный вампир внезапно снова искренне улыбнулся.
Здесь много пищи...
- Это место хорошо встретило меня. Хотя, исключая тебя, я ещё не встретил никого, с кем вместе линия жизни свела меня на множество сезонов... Мне нравится это пламя...
Алан, в своей странной симпатии к свечам, не мог не обнаружить их обилие в этом кабинете.  Он уже окончательно лег на стол (хорошо, что сейчас не время занятий), чтобы достать одну из них. Он аккуратно подцепил капельку воска, стекавшую по свече и стал рассматривать её на пальце.
- А ты много зим объясняешь ученикам правила маскарада? Это отбирает твои силы?
Алан снова посмотрел на Кельвина и на нож в его руке, только сейчас задумавшись, зачем он ему понадобился, и не порежется ли тот, так легкомысленно играя с острым лезвием. Вампир невольно облизнул верхнюю губу и мирно заложил руку за голову, начав пялиться в поток.
- Каково твоё мнение: будут ли юные маги этого года отличаться от тех, что были у тебя до этого?

0

6

-Ты не волнуйся, особенно привередливых вампирят я усаживаю в тенёк. Его тут много, на самом деле, если поискать. Больше, чем можно представить, но демонстрировать не буду - для этого нужно открывать шторы...
Задумчиво проговорил он, продолжая вертеть нож в руке, а второй рукой принялся разбирать книге, сваленные на столе большой кучей, по стопочкам, мысленно припоминая их содержание и заодно не забывая слушать Алана. Улыбка с лица так и не сходила. В общем-то, Химмель часто улыбался, а при таких беседах и подавно. Что-то в вампире казалось Кельвину забавным - в хорошем смысле. Да ещё и такая манера изъясняться - не каждый день встретишь. В общем, любопытно - ещё бы учеником хорошим оказался, и вообще прелесть будет.
- Тогда не уверен, что знания принятые из твоих учений, окажутся новыми для меня.
-Да ладно, может, чего новенькое извлечешь из моей нудной болтовни. Надеюсь на это, - с напускной ворчливостью пробурчал он, заканчивая раскладывать книги в пять стопочек, и вновь обращая взор зелёных глаз к Алану, - да ты кровожадный, я посмотрю. Благо, здесь нет дробовиков, а то мало ли на свете параноиков... - протянул он, наконец переставая вертеть в руках нож и небрежно кидая его назад, так, что через секунду тот оказался в стене. Вообще стены кабинета многое вынесли за годы служения боевым магам. Химмель сомневался, что его отец в молодости был таким же занудой, как в данный момент...
-Ну, главное - это хорошее начало. А потом уже всё будет, - беспечно заверил Кельвин, неспешно прохаживаясь по кабинету и в итоге останавливаясь около первого ряда парк и садясь рядом с Аланом, который растянулся на столе и занимался изучением запчастей свечек.
-Тебе свечи нравятся? Они у меня вечногорящие здесь. Могу наколдовать парочку, если хочешь. Очень экономно и от оригинала не отличается по свойствам, - Кельвин не был жадным. Совсем нет. особенно когда был уверен, что ему не сядут на шею. А Алан не был похож на любителя сидения на чужих шеях. Он был скорее по части укусов...
-Достаточно много для того, чтобы научится хорошо объяснять, достаточно мало для того, чтобы это мне надоело. Силы отбирает процесс принятия навыков в себя, но не процесс их отдачи. То есть да, это требует силовых затрат. Но, скажем так, гораздо более меньших, чем я тратил, когда учился этому всему, - ответил он, задумчиво скользя взглядом по фигуре лежащего вампира.
-Проблема нынешних магов в том, что каждый из них сразу хочет заявить о себе как о индивидуальности... Не понимая, что они только в начале пути, ведущего к тому, чтобы заработать эту индивидуальность. И почему маскарад?.. - спросил он, чуть вскинув брови. Странное название.

Отредактировано Kelvin Himmel (2010-05-03 10:45:05)

0

7

Взгляд молниеносно метнулся к стене, в которой оказался нож. Казалось, сейчас был не единственный случай - наверное Кельвин частенько позволяет себе попрактиковаться в ловкости. Но то на досуге, пока никто не видит. Или прямо во время урока может ни с того ни с сего бросить, если неохота просто положить? Да, стало даже интересно побывать на этом уроке. только чтобы посмотреть, как официальная обстановка влияет  на поведение этого интересного препода.
- Вечные?.. Нет, не надо... У меня есть те, время которых коротко. Но из их воска можно слить другие. А вечность, должно быть, тяжела...
Силы отбирает процесс принятия навыков в себя, но не процесс их отдачи. То есть да, это требует силовых затрат. Но, скажем так, гораздо более меньших, чем я тратил, когда учился этому всему...
- Значит, это наш пуд соли. - зубасто ухмыльнулся Алан, встретив задумчивый взгляд зелёных глаз рядом.
И снова этот стук.. Отдаётся, в ушах, в висках с такой силой, будто чужое сердце прямо в твоей голове. Как же раздражают все эти звериные привычки, когда все рецепторы и чувства сводятся только к голоду и тому, что с ним связано. Только выжить. Любой ценой, в любом качестве. Даже обычный разговор невозможен так, как это возможно для людей и всех живых, поступками которых движет не только голод, для которых возможны иные социальные, моральные стремления и цели.
Стоило лишь Кельвину подойти, как биение его сердца заполонило всё вокруг, Алан едва мог расслышать его слова. Всё внимание невольно перешло на руку, которой учитель опирался о парту, как тонкая нить на запястье чётко отбивала пульс...
На шею, в ту точку, куда упала непослушная рыжая прядь. Вампир прикусил губу, надеясь поскорее избавиться от наваждения. Стоит быть осторожнее и разборчивее - здесь не стоит брать то, что больше всего понравилось. Нужно думать. Потому как попытка сделать из препода пищу к хорошему не приведёт совершенно точно. Пусть он и мало напоминает преподавателя - скорее ровесника, из-за особенности общения, дела это не меняет.
- И почему маскарад?..
- Ммм.. Маскарад? - Алан взял руку мужчины, задумчиво водя по ней холодным пальцем. - Череда светлых масок, за которыми прячутся тени...

0

8

Подобные швыряния ножей в несчастные стены стали уже скорее вредной привычкой - рука уже как-то сама собой делала замах, вместо того, чтобы просто положить оружие на стол или другую поверхность. Ну да, самое главное - чтобы за спиной никого не оказалось. Хотя Кельвин не настолько летящий, чтобы не заметить присутствие кого-то сзади... оно и к лучшему. Хмыкнув, и покачав головой, Химмель вновь перевёл взгляд на вампира, который уже подозрительно долго молчал.
И сразу же задаваясь вопросом - может, не стоило подходить так близко?.. Хотя что за глупости - мальчишка не бесконтрольный же, в конце концов. Просто, кажется, изголодавшийся.
Химмеля всегда интересовали вампиры ещё и тем, что он не понимал, как они умудряются сдерживать жажду, которая, судя по словам тех, с кем он общался, бывает просто невыносимой. И как с этим справляются те, которые являются вампирами не с самого рождения? Это же, наверное, жутко выматывает.
-Вот как, - с улыбкой отозвался он, смотря на пальчики, которые скользили по его руке, и поднимая взгляд на лицо Алана, задумчиво всматриваясь в его глаза, - голодный? - сам не понимая до конца, зачем задал этот вопрос, если ответ и так очевиден. Хотя мало ли, может вампир думает, что у Кельвина нет опыта общения с кровососами. Когда-то он даже делился кровушкой - ему же не жалко. Один раз его так едва не загрызли - но не загрызли же. А значит, и волноваться особо не о чем. Элементаля нельзя было убить так просто - и осознание этого сделала из Химмеля существо, которое порой слишком наплевательски относится к своей жизни.
Возникло желание повторить подобный опыт - странное желание, учитывая то ничтожное количество времени, что он знаком с пареньком, да ещё и принимая во внимание то, что он всё-таки преподаватель... Хотя он никогда даже не пытался сохранять со своими "детками" отношения по типу преподаватель-ученик. Привык общаться с ними на равных - так куда легче достучаться до юных умов - так ему казалось.
-Хм... Сможешь поесть так, чтобы меня не угробить? - снова улыбаясь, спрашивает он, смотря на Алана.

0

9

- голодный?
Алан настороженно всмотрелся в лицо Кельвина. Не было ещё такого, чтобы эта фраза несла за собой что-то хорошее, за исключением тех случаев, когда он находился ещё под опекой своей госпожи. Но с тех пор прошло уже несколько лет и эта фраза могла значить, как минимум нарушение режима секретности, что влекло за собой неприятные последствия. В новых же условиях смысл этой фразы снова менялся, так как сейчас сокрытие своей расы не было необходимостью, но в лучшую или худшую сторону изменилось значение - пока сказать нельзя. Пусть в это мало верится, но Кельвин вполне может решить, что вампир не контролирует себя и представляет опасность для окружающих, особенно учеников, не все из которых способны к самозащите. Что тогда? Даже представлять не хочется.
Но угрозы от преподавателя не исходило, даже на уровне ауры, эмоционального фона - он был спокоен. Даже заинтересован? Да нет, показалось, ауспекция не даёт возможность "читать" живых.
-Хм... Сможешь поесть так, чтобы меня не угробить?
Хитрая и одновременно довольная ухмылка озарила лицо вампира, он одним движением соскользнул с парты на ноги и приблизился к мужчине. Одной рукой придвинул его к себе, второй склонил его голову - все движения не резкие и безболезненные, даже нежные - жажда не владела вампиром, он вполне отдавал себе отчёт в собственных действиях.
- Жаждущий редко избежит оазиса... - прошептал в самое ухо, уже приблизившись к шее. Оттянул ворот рубашки, лизнул кожу, снова покосившись на рыжеволосого, и убедившись, что сопротивления не ожидается, быстро вонзил клыки. Хлынула горячая кровь, Алан прикрыл глаза, урча от удовольствия и крепче сжимая руки на теле мужчины. Чувство, не сравнимое ни с чем, это именно то, чего не дано испытать смертным - чужая кровь, её живое тепло - для вампиров это всё, на чём основано, что движет, и ради чего вообще есть их существование. Такое не передать словами.
Именно потому и не может наступить полного насыщения, чем чаще ты пьешь, тем больше хочется  - голод лишь притупляется на время. Понимая, что пора остановиться, Редфилд сделал последний глоток и ослабил хватку. Звериные инстинкты заставляли продолжить, завершить всё до конца - иссушить до последнего биения сердца, растерзать жертву, чтобы кровь брызгала фонтаном - безумное наследие Малкавиан - но пока Алан помнил, что он не бесконтрольное животное, он мог остановиться.
- Благодарю. - он слизнул тёмную струйку, сочившуюся из ещё не поджившей ранки. Кровь обладает потрясающими свойствами - неповторимым запахом, индивидуальным вкусом.. И даже некоторой информацией.
- Сотня лет? - он удивлённо воззрился на Кельвина, прямо на глазах сам становясь больше похожим на человека - кожа теряла свой серый оттенок, исчезали тени под глазами, ненадолго даже температура тела поднялась выше, комнатной. Алан отпустил парня, сел рядом с ним, продолжая держать только за руку.
- Как ты себя находишь? - спросил, пытаясь угадать состояние своей добровольной жертвы.

+2

10

Доволен... Конечно, с чего бы ему быть недовольным - такой обед под руку подвернулся.
-Смотри не обожгись, - хмыкнул Кельвин, послушно двигаясь ближе к парню, склоняя голову набок, тут же раздраженно фыркая и сдувая с глаз волосы, которые тут же загородили обзор, - жаждущий...
Химмель прикрыл глаза и поморщился, когда клыки прокусили кожу на шее - это была, наверное, самая неприятная часть процедуры. Ладонью он скользил по волосам вампира, перебирая тёмные пряди пальцами, находясь скорее в какой-то задумчивости - странно расслаблен для того, у кого пьют кровь, пусть даже отданную добровольно. Но он оставался беспечен - и пальцами второй, свободной руки ещё и пробегался по позвоночнику вампира, чувствуя, как пальчики того сильнее сжимаются, вдавливаются в кожу... Все эти ощущения в совокупности доставляли удовольствия - он даже сам немного увлекся процессом "переливания" крови из себя в Алана - прекрасно чувствовал ладонью, которая лежала у парня на спине то, как тело чуть содрогается, когда он делает глотки, отчетливо осознавал собственное головокружение - всё-таки регенерация ран и восстановление кровообращения - это разные вещи, требующие разного количества времени.
-На здоровье, - улыбнулся Химмель, отпуская вампира и опираясь руками о парту, и наконец открывая глаза, несколько раз моргая - чтобы вновь привыкнуть к темноте, царящей в кабинете. Он даже умудрялся нормально видеть Алана, находящегося достаточно близко - и про себя отмечать изменения в его облике, происходящие столь быстро лишь из-за скольких-то миллилитров крови. 
-Ну да... Где-то около того, - посмеиваясь, подтвердил Кельвин - ещё позабавило удивление Алана, - а что, не похоже? Я всё ещё могу сойти за молодого и полного сил?.. Да нет, на самом-то деле, сто лет - это совсем немного. Особенно для того, кто с детства понимал, что подобные сроки жизни - вещь абсолютно нормальная, - он пожал плечами. За всё время, пока Кельвин говорил, он не отрывал взгляда от лица Алана. Интересный он был - таких вампиров он ещё не встречал. Врожденные, как правило, обладали изрядной дозой высокомерия, а качественных обращенных можно по пальцам пересчитать... И Алан, кажется, именно тот случай.
- Как ты себя находишь?
Кельвин вопросительно изогнул бровь, не сразу понял, что именно вампир хочет узнать - никак не мог привыкнуть к странной манере изъяснения.
-Ты про самочувствие? Если про него, то всё в порядке. Крови у меня, в общем-то, много, поэтому ничего страшного, - он пожал плечами, и, поддавшись странному порыву, протянул руку и одним почти невесомым движением убрал волосы, закрывающие глаза вампира, - ну а ты хорошенький, когда сытый, - смеясь и ероша и без того лохматые волосы на голове вампира, сообщил Химмель.

+1

11

Иное видение, другой взгляд на течение времени очень интересно было услышать от живого, а не от вампиров. Всего несколько лет, как Редфилд стал "созданием ночи", и до сих пор ему было трудно свыкнуться с мыслью о том, что возможно и ему суждено жить до конца концов. Пока что по собственным ощущениям он замечал лишь затянувшийся подростковый возраст. Впрочем, как объясняли другие - он сможет принять вечную жизнь за данность, только когда разменяет первую сотню лет. До тех он будет продолжать сравнивать себя с людьми и стараться запомнить их, замечать смену поколений. Довольно спорное суждение, но разве тем, кто существует хотя бы под полтысячелетия не виднее?
Тень улыбки теперь вовсе не сходила с лица вампира. Казалось бы, к чему так постоянно лыбиться? Но с другой стороны - а это ли не счастье? Чего не хватает?..
Ты про самочувствие? Если про него, то всё в порядке. Крови у меня, в общем-то, много, поэтому ничего страшного.
Лёгкое движение рукой - просто, чтобы убрать волосы, постоянно падающие на лицо - Алан снова встретился с мужчиной взглядом. Возможно, из-за своей неопытности он неправильно воспринял вполне невинный жест преподавателя, но больше не терял из вида его лица, с определённым напряжением наблюдал за мимикой каждой чёрточки, будто внутренне пытаясь на что-то решиться. Секунду спустя, когда Кельвин взлохматил парню волосы, что должно было, по идее, как-то сгладить ситуацию Алан мгновенно переключил своё внимание на правую руку собеседника - таким деталям редко удавалось ускользнуть от него - вскоре поймав её своей.
- ну а ты хорошенький, когда сытый.
- Лицо человека высказывает больше и более интересные вещи, нежели его уста: уста высказывают только мысль человека, лицо - мысль природы. Так говорят известные. - зубасто улыбнулся вампир, снова склонив голову набок. Немного помолчал, всё так же изучая лицо Кельвина взглядом.
- И ты в молчании произносишь много больше, чем предполагаешь. - томно шепча, парень снова склонил голову, но уже в другую сторону, отчего на глаза снова упали неподстриженные локоны, что не мешало бирюзе всё так же пронзительно впиваться в глаза огненного. - Что безмолвно, всегда кричит... Твоё лицо.. - холодный палец нежно прошёлся по полной губе Кельвина. - .. тело... - Рука скользнула по ключице и груди. - Поведают правду о тебе... Но не всю. - Незаметно, Алан уже вплотную приблизился к лицу преподавателя, уже касался его кожи, но остановился, будто его сдерживал невидимый барьер. Вдохнул и забыл выдохнуть. Так и замер.
И очень по-детски повёл себя, чтобы сгладить эту неудобную ситуацию - отстранился и неожиданно предъявил Кельвину его правую руку. Задрал рукав, полностью обнажив ожог.
- Ты оскорбил свою стихию? - вопросительно, несколько виновато, посмотрел на мужчину, и тут, же, чтобы скрыть взгляд - причины каждого его поступка сейчас были видны как на ладони - стал перебирать длинные рыжие локоны.
- Ты учитель, - продолжал юлить вампир, не понимая, что лишь больше запутывает свою трудную для понимания речь. - Твои знания простираются во многие нити полотна жизней. Можешь ли приоткрыть эту занавесь? - снова взгляд на Кельвина, не прямой, а украдкой, желая увидеть его реакцию.

0

12

Кажется, последние действия Кельвина были немного лишними - но когда он последний раз задумывался над тем, что делает? Просто делал и всё. О том, что нужно соблюдать определённую дистанцию с учениками он и вовсе не думал - зачем? Всё время общался с ними на равных, и никогда ещё не было никаких конфликтов. Находились недоброжелатели, конечно - но куда же без них? Но такие сокращения дистанций - это, может быть, и странно... и по голове его за это не погладят, если возникнут последствия... но вторая сотня лет - нужно же открывать для себя новые горизонта, не так ли?
Особенно когда за горизонтами вдруг появляются такие типы. Буквально-таки с неба падают... Ну, в случае Алана - спрыгивают с люстры. Странный он - ещё раз отметил про себя Кельвин. Совсем ещё мальчишка - ему сейчас примерно столько же, сколько было Кельвину, когда он поступал сюда на учебу. Взбалмошный, лохматый, шумный и нелюбимый учителями. Полная противоположность Алану - этот, кажется, тихий, но зато внутри у него симфонии Баха как минимум. Внутри у него шумно. И этот шум отражается в глазах - сверкает бирюзой, да так, что импульсом по центру удовольствия в мозге. Удивительно... Кажется, у Химмеля странная реакция  на взгляды. Не только на этот, но на этот - в особенности.
-Не смею спорить с известными, - понизив голос до полушепота, отозвался Кельвин, так и не отрывая взгляда от бирюзовых глаз. Контакт прерывал только сам Алан - но взгляд быстро возвращался на лицо Кельвина вновь, вызывая на губах последнего едва заметную довольную улыбку, - мысль природы... тогда осмелюсь сказать, что некоторых природа обделила своими мыслями... бывают товарищи-кирпичи, - он фыркнул, едва удержавшись от искушения описать особенности этих "кирпичей". Немаленькую роль в его молчании сыграло и то, что Алан вновь начал говорить... А Химмелю нравилось слушать его путаную речь.
И ещё больше нравились "спецэффекты", которыми вампир начал разбавлять свои слова. Только вот... понимал ли он, как Химмель мог отреагировать на подобные прикосновения? Или на то всё и рассчитано? Ребенок... Химмель давно разучился понимать детей. Самое время учится снова.
-Тишина вообще куда более информативна... Именно поэтому я так много говорю, - голос ещё тише, до шепота, взгляд не отпускает яркую бирюзу, которая двумя яркими пятнами сверкает на фоне бледной кожи, - и от тела можно узнать всю правду... просто на это нужно довольно много времени. Но процесс познания безумно приятен, - улыбка явственнее проступила на губах. Огненный тоже замер, не подаваясь ближе, и не отстраняясь. Пока ещё не время.
Конечно, Алан резко отстранился - будто обжегся, и предъявил взору Кеьвина его же руку, обнажая ожог.
-Оскорбил... Громко сказано. Просто очень неудачный эксперимент. Очень, - он на несколько мгновений прикрыл глаза, когда холодные пальчики принялись перебирать волосы. Приятно же... И руки Кельвина скользят по плечам Алана, по его груди - вниз, и смыкаются за спиной.
Он встаёт со стола на ноги, привлекает вампира чуть ближе к себе. По губам скользит плутоватая улыбка - явно задумал что-то очень занятное.
-Я опять не понимаю твоей речи, вампир, - тихий шепот скользит по шее вампира вместе с горячим дыханием, до уха же доходит только тихий и ужасно довольный хмык.
-Мне особо нечего приоткрывать - я и так весь открыт... больше некуда. Черт, Алан, все вампиры такие холодные? - всё так же шепотом, губы уже медленно скользят по шее, вискам, щекам, даже пару раз почти невесомо касаются бледных губ вампира... И Химмель немного отстраняется и прищурившись, смотрит на Алана.
-Сразу скажи мне, когда я начну заходить слишком далеко в попытках понять тебя, странный маленький вампир. А то увлекусь, и потом не смогу остановится. У меня тоже есть жажда, подобная твоей.

+2

13

>>> Кабинет Декана. Профессор Накамура.

Двери, двери, двери. Длинный коридор и вновь неумолимое количество запертых дверей. Длинная спиральная лестница и вновь по заданному сюжету еще одна партия мощных и удаляющихся вдаль коридора дубовых дверей. Гулкие неторопливые шаги по ковровой дорожке эхом разлетающиеся по каменному коридору. Идти как можно тише, прислушиваясь ко всему, что возможно происходит за дверью того или иного кабинета. Улавливать малейший шорох или звук, мысленно сопоставляя его с маленьким любимцем. Заботиться о ком-то, знать, что тебя всегда встретят и никогда не бросят по собственной воле – это было единственное жизненной ценностью, которую смог воспитать в себе Райто. Порой, это рвение заботиться о ком-то было схоже с непреодолимым эгоизмом, направленным в единое русло постепенно превращающее Рая в собственника с его желанием всецело обладать тем или иным существом. Заботиться о нем, каждую минуту лицезреть его, слышать, чувствовать, знать, что никто другой и пальцем не посмеет к нему прикоснуться – в благих ли целях, или же наоборот.
Забота – это сковывающее бытие человека, постепенно ограничивающее его в действиях и зацикливающее само существование личности лишь на одном объекте. Что же говорить о самом шикигами…
Замер возле дверей одного из кабинетов, в котором явно происходило какое-то действо. Вмешиваться и нарушать идиллию? Возможно ли то, что Райто, таким образом, сможет побеспокоить человека, отвлечь от намеченных дел или же… Поднял взгляд, отчетливо читая на деревянной табличке название дисциплины. Боевая магия? Что-то припоминаю. На прошлой неделе Констанция рассказывала об учителе данной дисциплины, но – ничего не поделаешь.
Подошел вплотную к двери, уже на ментальном уровне ощущая присутствия в кабинете двух существ. Огненный и водный. Два учителя? Или же Кельвин Химмель пытается заранее попрактиковаться в ведении лекций и способе преподнесения собственных знаний своим будущим ученикам?
Уверенный стук к дверь кабинета. Ровно три раза, как и привык шикигами. Легонько толкнул дверь вперед, делая короткий шаг, стараясь полностью не заходить в помещение, дабы не мешать разговору.
И как в следующее мгновение смог подметить Рай, он помешал далеко не разговору. Недовольно прищурил глаза, уже более осматривая кабинет, нежели пытаясь рассмотреть две прилипшие друг к другу фигуры.
- День добрый, профессор Химмель. У вас тут песец не пробегал? - отчетливо произнес шикигами, привычно-грубым и как всегда резким тоном. Как уже и говорилось ранее, Райто всегда с легкостью можно было отличить лишь по тому, что эта личность шикигами при разговоре задействовала две пары голосовых связок. Полностью убедившись, что животного здесь нет, Рай перевел уже взгляд на самого преподавателя, - нет? Благодарю за содействие. Если встретите – сообщите мне.
Негромко откашлявшись, шикигами резко затворил за собой дверь с обратной стороны кабинета. Несколько секунд пребывал в непонятной прострации, в попытках окончательно сообразить о том, что же сейчас предстало его взору. Одно было ясно точно – пока учебный год не начался, шикигами не нес никакой ответственности за своих учеников и за то, что с ними произойдет. Но так же, Райто знал еще одну вещь – в следующий раз, когда же такое представится его взору – профессору по боевой магии придется более подробно и убедительно изложить свою точку зрения на тот фактор, почему Рай не может отправить его домой в спичечном коробке.
Запустив руки в карманы темных брюк и еще раз недовольно мотнув головой, убирая с глаз красную челку, двинулся дальше на поиски Сати.

>>> Библиотека

+4

14

-Оскорбил... Громко сказано. Просто очень неудачный эксперимент. Очень.
Какие приятные прикосновения. И очень непривычные. То, что так хотелось когда-то испытать, чего не узнать в теории, а нужно непременно испытать самому, чтобы понять - уже совсем рядом, призывно машет платочком и обещает уйму несомненно приятных новых ощущений. Алан смело придвинулся к мужчине, положив руки ему на плечи, хитрая улыбка на лице того, делала его только больше похожим на огненного демона. Вампир нетерпеливо ожидал продолжения, в то же время сумбур и паника царили в голове, казалось: зря он на это решился, не справится, сделает что-то не так, лучше бы и не пробовать. Наверняка живым легче - тело само им подскажет, что делать, но казалось, он всё сделает не так как надо. Потому что не знает, как надо. Возникали всякие дурацкие вопросы, о которых он раньше даже не задумывался: как дышать, что делать, что говорить, или лучше просто молчать?.. Ещё более продолжительные и запутанные эти вопросы у него в голове, запутывали, смущали и даже немного пугали. Но не пробуя и не узнаешь, и не научишься, потому глупые сомнения, собравшись с силами, парень откинул прочь.
И не пожалел об этом, чувствуя горячее дыхание на коже, прикрывая глаза, чтобы наслаждаться только этими прикосновениями, придвинувшись ближе, вплотную прижимаясь к мужчине.
- Черт, Алан, все вампиры такие холодные?
- Ммм?.. - хладнокровный нехотя открыл глаза, и решив, что вопрос не подразумевал под собой ответа, промолчал. И снова подался на искушающий жар от тела огненного. Невесомое прикосновение к губам, резко участившееся сердцебиение - о, боги, как человечно! - Алан подался вперёд, но Кельвин отстранился, заставив его тихо выдохнуть.
-Сразу скажи мне, когда я начну заходить слишком далеко в попытках понять тебя, странный маленький вампир. А то увлекусь, и потом не смогу остановится. У меня тоже есть жажда, подобная твоей.
На лице вампира неизвестным образом, при таком то для него эмоциональном напряжении, появилась ироничная ухмылка.
- Это невозможно... Это не так.. Или стоит один раз выйти за грань, и без этого краски жизни уйдут? - вампир потерся о тёплую щёку, стараясь подобрать наиболее понятные слова. - Я жажду немногого, только чтобы ты научил, нарисовал полную картину... жизни. - Алан потянулся к Кельвину и стал целовать его губы, робко и неумело - для него это в самом деле было в новинку. Несколько секунд и он отвлёкся, моментально повернувшись к двери. Новая аура очень быстро приблизилась и возникла в кабинете.. вместе со своим владельцем.
- День добрый, профессор Химмель. У вас тут песец не пробегал? - голос звучал неожиданно грубо, сразу же предполагая за собой наличие топора в руках и ревностных мотивов. Аура несла поразительно мощный заряд магии воды, что чисто логически приводило к самым нехорошим для данной ситуации выводам. И ещё это страшное слово - "песец".
Незнакомец по большей части рассматривавший комнату, повернулся в их сторону.
- нет? Благодарю за содействие. Если встретите – сообщите мне. - и вышел из помещения. Алан долю секунды продолжал смотреть в дверь в испуге показывая, что значит "глаза как плошки".
- Песец... - эхом повторил и развернулся к Кельвину. Сомнения и страхи вернулись и удвоились благодаря произведённому эффекту и вампир отстранился от огненного.
- Декан озарил столь благозвучным голосом сие греховодное место? - полу-вопрос-полу-утверждение о странном субъекте с чупа-чупсом, так не вовремя вошедшем в кабинет. Но такую ауру не подделаешь, он точно занимает в этой не последнее место. Проблемы замаячили на горизонте, когда их и не ждали.

+1

15

Какая прелесть... У Кельвина никогда не было особой слабости к юным мальчикам, его больше тянуло к субъектом постарше. Оказывается, зря. Или Алан такой в единственном экземпляре - умилительно-нежный и порывистый, и кажется, совсем не знает, что делатьи куда деваться. Конечно, а кто этому учит? Жизнь. А вампира, она, видимо, научила многому. Но не этому.
А может - и к лучшему оно - должны на поле разврата оставаться и чистые цветы? А то ведь - испортить такое очарование даже жалко.
И ещё - Алан до мучительного остро напоминал Кельвину его в этом возрасте... Общая картина та же, только добавить несколько сот децибел к шуму, который он производил, и около тысячи символов, произносимых за минуту. А смущения, замешательства - ровно столько же. А потом уже жизнь закрутила... Девочки, мальчики - сначала интересно, потом не очень. Чуть не обрёк себя на вечный гедонизм, но вовремя исчез из Тарнеса - на Землю. Так уже не было времени ни на что, кроме учебы. Все эти гуру, особенно в Азии - поголовно аскеты. Химмель вернулся с Земли - голодный во всех смыслах. И - что очень странно - впервые после возвращения он кого-то касался... Так недвусмысленно. И всё же стоило бы задуматься, что это будущий ученик. Но благоразумие - не сильная сторона Кельвина.
Руки скользят по телу Алана неконтролируемо, по наитию - Химмель окончательно увяз в своих мыслях, но тело не забыло, что делать. Мозг уже сам посылает сигналы в тело, Кельвин всё чувствует, просто... мысли, как всегда, идут первой линией. И из этого состояния его выводит голос Алана - тихий, у самого уха, вместе с прикосновением холодной щеки... Нет, действительно, неужели и правда можно быть таким холодным. А внутри у него что?.. В очередной раз Кельвин удивился, он не был подробно знаком с природой вампиров... Как-то так получилось, что до сих пор он обделял вниманием эту расу. В очередной раз погрузившись в раздумья, он едва не забыл ответить на вопрос Алана.
-Ну почему же... - улыбается, в очередной раз скользя ладонью по волосам вампира, - краски жизни никогда не уйдут от тебя - если ты научишься как следует держать в руках палитру.
-Ты уверен, что хочешь видеть это?.. Некоторым подобные картины приходятся не по душе... - он уже хотел было продолжить, но Алан заткнул его - самым наглым образом, что Химмелю пришлось весьма по душе... Так осторожно, всё с той же очаровательной неумелостью. В пору уже обвинять в педофилии - такими темпами...
Поупрекать самого себя подольше не удалось - темноту прорезала полоска света, а в тишину вклинился голос... кажется, он уже слышал этот голос. Впрочем, может действительно только кажется. Обладатель голоса был крайне немногословен и быстро удалился, наверное, введённый в некоторое замешательство той картиной, что предстала перед ним. Ну а что, сам виноват - учебный корпус - не самое безопасное для психики место. То, что у Кельвина могут возникнуть какие-то проблемы, его не волновало вообще не капли. Порой он сам поражался своей беспечности.
Прежде чем перевести всё своё внимание на Алана, Химмель ещё раз припомнил, как выглядел визитёр. Весьма неплохо.
-А, так это и есть декан... - протянул он, поднимая взгляд на лицо Алана и не сдерживая смеха, - ну ты что испугался-то, по мне так он совсем не страшный, симпатичный даже. И не бойся, в порыве гнева он не затопит нас, разве что мне выговор потом сделают, - с горем пополам успокоившись, он обнял Алана и усадив его на парту, встал перед ним, беспардонно разглядывая глазами, в которых ещё отражались отголоски утихшего смеха.
-И почему сразу "греховодное"? Тут всё прилично! Внеучебное время не считается, - несколько раз утвердительно кивнув головой, он вновь остановил взгляд на глазах Алана и хитро улыбнулся, - мне вот что интересно... ты совсем ничего не чувствуешь?.. Ну не знаю, например, если я сделаю вот так, - ладони в мгновение ока оказываются под кофтой парнишки и почти горячие подушечки пальцев скользят по груди, изредка поцарапывая и завершая свой путь, останавливаются на бёдрах, - или её как-нибудь в этом роде... - зубами он слабо прикусывает нижнюю губу вампира, тут же скользя по месту укуса языком - так избито уже, так банально, но Химмель сам знал, из-за этого не менее приятно.
И зеленые глаза с хитростью и интересом смотрят в глаза напротив.

0

16

И не бойся, в порыве гнева он не затопит нас, разве что мне выговор потом сделают.
Вопреки ожиданиям, Кельвин весело рассмеялся, будто визит декана  только был невинной шуткой, которой они периодически друг друга подкалывают. Алан, как будто так и надо, был снова посажен на стол, преподаватель показывал, насколько ситуация несерьёзна, и что им это никак не мешает.
-И почему сразу "греховодное"? Тут всё прилично! Внеучебное время не считается.
Он настолько убедительно закивал, что не поверить было нельзя. Алан подозревал, что не все так просто, но решил, что Кельвину виднее и да и вообще не время заморачиваться на этот счёт. Раз впервые предоставлена такая возможность, нельзя упускать её из-за каких то предрассудков, по которым и так он существует обе относительно сознательные жизни. Можно ведь отступить от правил в виде исключения?
Редфилд чувствовал себя крайне неловко, его ещё беспокоила мысль "что же будет?.." - сказывалось то, что он привык всегда быть примерным учеником в глазах преподавателей, а теперь этот крохотный мирок, некая иллюзия, связывающая с прошлым и дававшая чувство "тыла" мгновенно разрушилась, оставив его одного среди развалин.
Но в то же время, он невероятно хотел избавиться от прошлого и совершение некого, казавшегося до того незаконным и невозможным действа стало самоцелью. Вкупе с интересом, воплощением низменного желания это был еще и трофей, приз, которого непременно нужно добиться. И когда этот "аттестат зрелости" будет получен, что-то изменится. В лучшем, кардинально ином направлении.
- Мне вот что интересно... ты совсем ничего не чувствуешь?.. Ну не знаю, например, если я сделаю вот так.
Взбодрённое горячей кровью тело не могло не реагировать на новые прикосновения, а Алан, старался не забыться окончательно и запоминать детали этого урока. Хотелось научиться так же, лучше и избавиться для такой постыдной сейчас для него неопытности.
- Чувствую... - ответ прозвучал достаточно глухо, Алан не готов был поделиться тем, что ощущает, и не был уверен, что опишет это правильно. Только смущенно заморгал, когда руки Кельвина остановились на бедрах. А вот фокус с укусом его заметно обрадовал. С некоторым вызовом он встретил хитрый взгляд зелёных глаз, и снова приник к губам мужчины, дабы углубить свои познания в поцелуях и поймать его язык, которым тот, что было ясно, мог доставить массу приятного. Одной рукой вампир придерживал его за плечо, другой путался во вьющихся волосах. Он не хотел походить на "пылесос", но, видимо, слишком увлекся, будто пытался выпить рыжеволосого до дна, как воду, до которой дорвался после долгой жажды. Отрываясь от его губ, решил сразу же повторить за учителем и укусил того за губу, конечно, до крови - нечто более безобидное было не так интересно - и собрал губами алые капли.
- Покажи ещё.. Что ты знаешь..
Руки скользнули по спине Кельвина и остановились у пояса. Вампир сперва вопросительно изогнул бровь, затем на его губах снова нарисовалась знакомая усмешка. Кинжал был извлечён на свет, дабы не создавать непредвиденных неприятностей, но Алан не спешил пока откладывать его в сторону, предпочитая подержать ещё в руках.
- Зачем лезвие нужно тебе, когда в себе ты носишь огонь?
Вампир вопросительно поглядывал на Кельвина, периодически отвлекаясь на расстёгивание его рубашки. Пуговицы поддавались не очень охотно, из-за того, что руки были заняты ещё и кинжалом, который, в свою очередь то и дело прохаживался в опасной близости от лица своего владельца, естественно, совершенно случайно. Алан сей факт не замечал, либо не придавал ему такого уж важного значения. Лезвие всё же зацепило щеку Кельвина, оставив на ней тонкий порез. Алан охотно слизнул кровь, но не было похоже, что хоть сколько то раскаивается в этой своей неловкости.
Свободная рука ласково скользнула в зазор между тканью распахнутой рубашки, по обнаженной груди мужчины, остановившись на поясе.
- Как ты любишь.. Покажи...

+2

17

Ситуация становилось всё более интригующей и всё дальше выходящей за какие-либо моральные рамки. То есть нет, всё не так. Просто рамки, в которых заключена мораль Кельвина, могли расширяться до неведомых размеров. Так что всё было прилично и целомудренно, конечно же. Ведь Алан сам этого хотел, так? Вот только напряжен ужасно - Химмель заметил это сразу же, как только коснулся тел вампира... Кажется, напряжены абсолютно все мышцы. Да и сидит он будто статуя, просто движущаяся... Впрочем, нет. Статуи не столь милы.
-Чувствуешь... - повторил Кельвин столь же тихо, медленно скользя пальцами по животу вампира, вырисовывая какие-то узоры на белой, как первый снег, коже, - расслабься ты хоть немного... Ещё несколько минут такого мышечного напряжения - и трястись начнёшь. Расслабься, - окончание последнего слова Алан спрятал к поцелуе - сначала медленном, неуверенном... в поисках. Хотя обнаружив искомое, Алан заметно осмелел - чем вызвал улыбку у Кельвина - внутреннюю уж точно. Будто этот поцелуй был не первым, а последним в его жизни... Вообще - прикосновения губ были весьма приятны, только лишь приходилось иногда едва заметно усмирять пыл Алана, а то мало ли... такая прыть. А помимо подыгрывания поцелую Алана, Химмель медленно скользил ладонями по его телу - по почти невесомо пробегаясь кончиками пальцев, то оглаживая всей ладонью, то надавливая пальцами на какие-то точки, мышцы. Насколько он знал анатомию... Должно быть приятно даже самой каменной статуе.
-Алан... Такими темпами мне нужно начинать бояться - ты же меня всего выпьёшь во внезапном порыве страсти, - улыбаясь, с иронией сказал Кельвин, будто бы не обращая внимания на то, как Алан вынимает из-за пояса кинжал... Он сам уже успел забыть, что с утра захватил с собой оружие. Привычка, просто привычка, которая будто выжжена на подкорке.
-Огнём не всегда можно воспользоваться... Я ведь не хочу спалить школу, правильно? Кинжал требует куда более меньших сильных затрат, чем стихийная магия. Да и потом... - он запнулся, скашивая взгляд на кинжал, остриё которого скользило в опасной близости от лица Кельвина, - этот тоже может быть магическим при желании...
Лезвие скользнуло-таки не по щеке, но сей факт не вызвал ни капли негодования.
-И ведь даже не стыдно, наглец... - улыбаясь, и забирая у Алана кинжал, заявил Химмель. Кинжал был положен на стол, на безопасное расстояние - а то мало ли что придумает вампирёныш? - и взгляд Кельвина, немного удивлённый, вновь оказался обращен к Алану.
-Хм, вот как... - хитрая улыбка вновь возникла на губах - явно что-то задумал. Пальцами он подцепляет края кофты Алана и тянет вверх, - снимай, сейчас покажу, - обещает он, и откидывает кофту на соседнюю парту, не отрывая искрящегося вгляда от Алана - обычно глаза блестели так на солнце... но сейчас и солнца было не нужно, - повторяй. Руками, - только и сказал он, толкая Алана в грудь, чтобы тот чуть откинулся назад, и касаясь губами живота - заскользил мягкими прикосновениями вверх, обжигая дыханием - до груди, по соскам - мимолётно, но всё равно ощутимо. Выше - прикусывая кожу, обтягивающую ключичную косточку, и языком по шее... И когда губы Кельвина достигли губ Алана - он перехватил холодную руку вампира, чуть сжимая, притягивая его ближе к себе и соприкасаясь бедрами - наверное, даже чуть больше, чем интимно, но как-то абсолютно не вульгарно. В этом-то весь фокус - чтобы в прелюдии прослеживалась красота, слаженность и гармоничность движений.
-Больше всего так люблю... нравится? - шепнул он в губы Алану, улыбаясь.

0

18

-Алан... Такими темпами мне нужно начинать бояться - ты же меня всего выпьёшь во внезапном порыве страсти.
Верное наблюдение. Алан и сам знал, что это так. Выпьет, конечно, причём в прямом смысле этого слова - этот исход вполне реален. Вампир знал об особенностях своего клана, на что они способны в теории. Но на практике это никак не мешало им творить всё, что вздумается, и только потом искушаться в раскаянии, и писать научные трактаты о том, что нужно быть осторожнее, которые потом так никто и не читал. Редфилд помнил об осторожности ровно до самого нужно момента и именно тогда он вылетал из головы, позволяя безумствовать. Причинять вред Кельвину он не хотел, но ведь так легко увлечься говорливым преподавателем, и не отличить одну жажду от другой.
-И ведь даже не стыдно, наглец...
Алан отследил перемещение кинжала на приличное от него расстояние и рассудил, что так и надо - заиграется ведь, будут проблемы.
-Хм, вот как...   снимай, сейчас покажу. - Алан помог стащить с себя кофту, с предвкушением посмотрел в изумрудные глаза. Вот теперь ожидалось нечто особенное, не столько изъявленная просьба вампира, сколько один только взгляд Кельвина обещает это. Редфилд постарался последовать его совету, откинулся назад и постарался расслабиться, чтобы не мешать самому же себе. Впрочем, приличный шаг в этом направлении был уже сделан, последнее напряжение отдать оказалось очень легко. Горячие губы скользили по телу, даже у вампира вызывая учащённые вздохи, поцелуй, новые прикосновения - Алан насколько отдался ощущениям, что уже не успевал улавливать и запоминать то, что делал Кельвин - импровизированный урок медленно переходил в иную стадию, где чёткие понятия стирались и сливались. Ради пребывания в относительно здравом уме требовалась пауза.
-Больше всего так люблю... нравится?
Алан открыл глаза и завороженно уставился на мужчину.
- Да.. - пьяновато улыбнулся, и обнял Кельвина, положив голову ему на плечо, таким образом найдя время прийти в себя. Учиться - не значит поддаваться ему, по крайней мере Алан изначально хотел иного, теперь же сам поддался на ласки своего учителя, чуть было не перейдя определённую черту, которую сам себе ставил.
Машинально гладя рукой вьющиеся волосы, второй спустился на бедро Кельвина, лаская его. Снова приблизился к лицу мужчины, легко поцеловав его в губы.
- Твои реакции более притягательны. - спустился ниже, прикусив сосок, после обведя языком. Не поднимаясь обратно, посмотрел на учителя снизу вверх. - Буду учиться на тебе. - Кажется, в этом предложении воплотил всю наглость, на которую был способен. Отстранил мужчину от себя за талию, спустился со стола, снова касаясь его. Сняв с Кельвина расстёгнутую рубашку окончательно, стал обходить его сзади, ведя рукой сначала вокруг шеи, затем переместив её на плечо. И мысленно поздравил себя с очередной находкой.
- Ууу.. - умилялся вампир, разглядывая татуировку на теле мужчины, для этого ещё и приподняв его волосы. Нежно обнял сзади, жадно исследуя руками всё его тело.
- Видимо этот символ имел вполне определённого адресата? - зашептал на ухо вампир, искренне интересуясь причиной появления тату. Что не мешало ему расстегнуть пояс на джинсах Кельвина.

0

19

-Ну да, как же иначе... - хмыкнул Химмель, тихо умиляясь полупьяной улыбке Алана и мягко поглаживая его по спине. Вообще-то - это были опасные игры, с какой стороны не посмотри. Во-первых, он, всё-таки преподаватель, и подобные "уроки" выходят далеко за пределы его компетенции. Во-вторых, это милое создание с глазами цвета бирюзы - вампир, который может в любой момент слететь с катушек... Нет, Химмель не боялся, что его прикончат - он просто совсем не хотел обороняться. А в случае чего - пришлось бы.
Ладони всё так же скользили по спине, а губы касались виска вампира, который, кажется, просто собирал в кучу разбежавшиеся мысли. Или обдумывал очередной коварный план.
Конечно, предположения Кельвина были верны - это стало ясно, как только Алан вновь перешел в режим активности и заговорил... и не только.
Подобные действия заставили вздрогнуть - всё-таки Химмель был жутко неустойчив к подобного рода утехам, и опустил глаза, для того, чтобы встретиться взглядами с бесстыже сверкающей бирюзой. Прекрасен в своей беспардонности... Химмель только хмыкнул на заявление Алана - ну в самом деле, не будет же он сейчас сопротивляться? Хочет - пусть учится. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не вешалось, как говорится.
-Нет, никакого адресата, - пояснил он, - просто так было нужно. Да и красиво, не находишь?.. Потом расскажу про её историю, если будешь хорошим мальчиком, - с улыбкой пообещал, опуская немного удивлённых взгляд вниз и глубокомысленно наблюдая за тем, как пальцы Алана постепенно продолжают избавляться от преград.
-Алан-Алан... - вздохнув и покачав головой, всё с той же улыбкой на губах начал говорить Кельвин, - мне кажется, мы с тобой увлеклись. И вместо того, чтобы нырнуть на секунду и тут же выплыть, уходим всё глубже и глубже в пучину, - он хмыкнул, отмечая, что ещё немного - и начнёт говорить чуть ли не как Алан, - может мы - камни на шеях друг друга? Как думаешь? - впрочем, Кельвин пока не думал останавливать вампира. Он завёл руки назад, скользнул пальцами по бокам Алана - до куда доставал - и остановился, подцепив пальцами края джинс Алана. Но в покое руки оставались недолго - и вскоре пальцы скользнули до животу Алана, в считанные секунду расправились с застёжками... и тут же ногти прочертили едва заметные красные полосочки по низу живота, прямо над резинкой плавок - и тут же по следам скользнули подушечки пальцев, поглаживая.
-Но когда тонешь... Так приятно кружится голова, - тихо сказал он, всё ещё не оборачиваясь. Огонь внутри набирал обороты с пугающей скоростью - в районе солнечного сплетения уже образовался будто бы сгусток стихии, второе сердце, болезненно сжимавшееся при каждом прикосновении Алана и заставляя Кельвина изредка мелко подрагивать... чтобы держаться, не выпускать пока весь этот пыл наружу. Рано.

0

20

Да и красиво, не находишь?.. Потом расскажу про её историю, если будешь хорошим мальчиком
- С холодным сердцем, жгучей жаждой и клыками охотника.. да, буду. - пробормотал, касаясь прохладными губами кожи между лопаток.
-Алан-Алан... мне кажется, мы с тобой увлеклись. И вместо того, чтобы нырнуть на секунду и тут же выплыть, уходим всё глубже и глубже в пучину, может мы - камни на шеях друг друга? Как думаешь?
Вампир продолжал удерживать в объятиях Кельвина, настороженно прислушиваясь к его словам, которые предвещали окончание всего происходящего, чего Алан совсем не хотел. Однако руки преподавателя, кажется, действовали вопреки его словам. - -Но когда тонешь... Так приятно кружится голова. - Алан удовлетворённо улыбнулся, чего Кельвин, скорее всего, не заметил.
- Ты считаешь, мы тонем? - пальцы по прессу уверенно двинулись вниз, парень был намерен избавить учителя от остатков одежды и не останавливался на достигнутом.
- Почему? Локальные устои не властны над вечностью. Чего ждать нам, из-за чего запрещать? Если кто-то сказал "нельзя" он был не мудр. Он не знал истины.
Прочертил языком влажную полоску на шее Кельвина. Осторожно освободил рыжеволосого от остатков одежды, быстро избавился от белья сам. Гладить обнажённые бедра мужчины, совсем не то, что сквозь джинсы - теперь был открыт каждый миллиметр кожи, Алан чувствовал руками его редкую дрожь. Потрясающе - неужели он все таки смог зацепить его? Редфилда приводило в восторг то, что сейчас он может задавать правила, он невероятно упивался этим.
Вампир развернул Кельвина к себе, поцеловал в губы, и стал постепенно спускаться на шею, ключицу - всё в точности  наоборот преподнесённому уроку. Дойдя до низа живота, снова поднялся, притянув Кельвина к себе за талию, в то же время натолкнув того спиной на стол. Левой рукой, лаская, он провёл по груди учителя, начав массировал сосок.
- Твоя голова всё ещё кружится? - Алан облизнул губу, неотрывно глядя в зелёные глаза. Не зная, нравятся ли Кельвину его действия, он наивно надеялся об этом услышать. - Так тебе нравится?

0


Вы здесь » Школа «Колыбель Стихий» » Захоронения тем » Кабинет Боевой магии